Цензура в СМИ: миф или реальность?

0
11

В последнее время украинские журналисты все чаще заявляют о цензуре и об ограничении свободы слова. Так, сотрудники одного из ведущих телеканалов…

…«1 +1» недавно пожаловались на давление и цензуру после того, как 6 мая им не позволили освещать важные новости, которые, по их мнению, власть увидела приготовленными под слишком острым соусом. Более того, некоторые телепрограммы, которые критикуют правительство, вообще были сняты с эфира! Журналисты другого канала, СТБ, также опубликовали заявление, в котором осудили случаи цензуры.

А такие организации, как Европейская федерация журналистов, Европейская группа Международной федерации журналистов, «Репортеры без границ» уже выразили обеспокоенность первыми ласточками диктатуры.

В прошлом журналист, а ныне – заместитель главы Администрации Президента Анна Герман уверена, что заявления о цензуре в СМИ выгодны политической оппозиции.

«Это прекрасный повод для обращений к международным организациям, митингов, пикетов и прочего. Но власть никогда не давала им такого повода», – заверила Герман бывших коллег.

Имеет ли место быть в отечественных СМИ такое явление, как цензура, From-UA помогли разобраться подкованные в этом вопросе эксперты.

Известный журналист Мустафа Найем вынужден признать, что нынешняя власть совершенно не умеет сотрудничать со СМИ. За время избирательной кампании и даже на пару лет раньше Партия регионов так и не поняла, что с журналистами лучше сотрудничать, а не превращать их в своих «врагов». Теперь и первые, и вторые вынуждены пожинать горькие плоды непонимания.

«То, что происходит, я бы не назвал цензурой. Есть определенное давление на СМИ и в психологическом плане, и непосредственно. Партия регионов и Президент Виктор Янукович во время всей президентской кампании последние 2-3 года демонстрировали закрытость к журналистам и избирательность в открытости к ним. Это их отношение к журналистам очень сильно чувствуется и со стороны Секретариата, и со стороны Кабмина, и со стороны самой партии. Поэтому то, что происходит, это неизбежно приводит к конфликту, причина которого в том, что Партия регионов не понимает, что есть некий институт, который не зависит ни от власти, ни от оппозиции – ни от кого. Им проще все это скидывать на оппозицию, чем просто взять и понять, что нужно общаться с обществом, с журналистами. И что журналисты имеют право обсуждать, спрашивать и получать ответы. Пока этого понимания не будет, будет этот бред. А в целом, есть цензура или нет цензуры… Есть враждебное отношение власти к журналистам, это 100%. А во что оно выливается в тех или иных редакциях – это уже дело каждой редакции», — подчеркнул Найем.

Если говорить конкретно о вышеупомянутых телеканалах, то причина их недовольства, как считает директор ТРК «Киев» Дмитрий Джангиров, имеет исключительно политический характер. Ведь при предыдущей власти ни «плюсы», ни СТБ не жаловались на ограничение свободы слова. А что касается ценуры как таковой, то при любом правительстве, в любой стране она, увы, неизбежна.

«В самом широком смысле этого слова есть и всегда была, что самое главное. Другое дело, что возмущение журналистов «плюсов» и СТБ происходит из-за того, что их политические взгляды совпадали с предыдущей редакционной политикой и не совпадают с нынешней. Ведь речь не идет о требовании журналистов, как, впрочем, и в 2004 году, о том, чтобы объективно освещать события, а речь идет о том, что они хотят освещать события так, как они считают необходимым в связи со своими политическими взглядами. Это элементарный конфликт, который был изначально заложен идиотским законом, который не позволяет собственникам вмешиваться в редакционную политику. Тогда встает вопрос: а зачем собственнику такое СМИ, которое может нанести убытки своей редакционной политикой или выступлениями журналистов? Более того, цензура в самом широком смысле этого слова существует везде. Разве мало американских телеканалов, где увольняли ведущих, которые выступали против войны в Ираке?» – приводит пример телеведущий.

Оранжевый цвет чернил, которыми писали заявления журналисты, не скроешь и от наметанного глаза «акулы пера» Олеся Бузины. Почему-то сегодня никто не вспоминает, как в 2009 году был уволен сотрудник «Нового канала», посмевший показать людям истинное лицо Юлии Тимошенко. А о «канале чесних новин» писатель вообще вспоминает с ироничной ухмылкой. Публицист на собственной шкуре испытал, что такое свобода слова при «помаранчевых».

«Я думаю, что те журналисты, которые сочувствовали Ющенко и Тимошенко, не замечали фактов цензуры в последние 5 лет, когда у власти находились «оранжевые». Они никак не реагировали, когда после показа знаменитого ролика «Пропало всё» с Юлией Тимошенко был уволен редактор новостей «Нового канала». Это было совсем недавно, всего лишь в прошлом году. Они не замечали того, что изначально на каналы несколько лет назад их подбирали исходя из их политических убеждений. Поверьте, журналисты «5 канала» тогдашние, например, Чайка или другие, работавшие там, они были все одинаковы по политическим убеждениям, они все сочувствовали «оранжевым» идеям. Они не придерживались очень многих журналистских стандартов. Например, они очень хитро подбирали гостей или попросту не давали высказаться оппонентам. Я могу сказать о себе: за все время, пока «оранжевые» были у власти, меня пригласили выступить по украинскому телевидению только один раз в программе ICTV (я имею в виду на политические темы). После того, когда «оранжевые» ушли, меня стали приглашать на телевизионные украинские каналы. Значит, в отношении Бузины при Тимошенко и Ющенко существовал негласный запрет? Существовал. Это была цензура? Да, это была цензура», – пришел к выводу Бузина.

«Цензура запрещена украинской Конституцией», — настаивает заместитель главы правления СТБ по информационному вещанию Алексей Мустафин. Тем не менее, журналист не отрицает, что сегодня СМИ притесняются со стороны власти. И именно от гибкости телевизионщиков и других правдорубов зависит, за кем в итоге будет последнее слово.

«Повод для волнения есть всегда, но поддаваться панике не стоит. Я не скажу, что сейчас все идеально со свободой слова и возможностью высказывать свои взгляды. Но здесь наибольшая ответственность ложится на журналистов. Как они поведут себя в данной ситуации, так оно и будет», – убежден Мустафин.

Зато ветеран журналистики Мыкола Вересень не собирается принимать сторону жертвы, а, напротив, считает необходимым сделать из украинских работников СМИ настоящих профессионалов. Да и до прихода к власти Януковича никто особо не жаловался на цензуру. Опять-таки, не в политике ли здесь дело?..

«Я был бы в данном случае осторожен. С одной стороны, дыма без огня не бывает. Почему-то в последние 5 лет журналисты на это жаловались мало. И получается, что с изменением «внешней» рамки изменилась и «внутренняя». С другой стороны, к сожалению, я телевизор не смотрю, поэтому не могу лично оценить ту или иную программу, – признался телеведущий. – Но с третьей стороны, беда на самом деле в том, что никакая профессиональная группа в Украине не имеет ощущение «цеха». Поскольку журналисты несамоорганизованны и достаточно туманно представляют себе, что такое журналистика, какова цель и какие средства используются для достижения этой цели, то я не ожидаю каких-либо больших фрондирующих сообществ. Когда будет самоосознание, что такое пресса, что такое правительство, парламент, законы, тогда можно будет сказать, что журналисты имеют некий общий знаменатель. Любая из этих субстанций – пресса, Президент, Кабинет министров, суд – будут сами для себя понимать, что они делают, какими правилами они пользуются, и лишь тогда они смогут самоорганизоваться, потому что самоорганизация происходит на уровне общих принципов понимания».

А вот коллега Вересня Вячеслав Пиховшек предлагает не путать цензуру с ограничением информации. Ведь первая корнями уходит в незапамятные времена и имеет куда более глубокое и объемное значение, чем принято считать сейчас. И раз уж на то пошло, то уличившие власть в ограничении свободы слова журналисты должны решать этот вопрос через суд, дабы их права были защищены по закону.

«Цензурой являются установленные официально легитимные правила ограничения информации. Это известно еще из Библии. Более того, цензура присуща человеческому обществу. Например, не принято выражаться матом при детях. Это форма цензуры. То, что мы имеем сейчас с ограничением информации, является не цензурой, а антиконституционными, противоправными, уголовными действиями. Поэтому слушая то, что заявляют журналисты, мне непонятно, почему эти люди не находятся в прокуратуре и не пишут заявления с доказательствами того, что против них применяются противоправные, уголовные действия. По этим заявлениям должно быть произведено расследование прокуратурой, по результатом которого должен быть установлен либо человек, который осуществляет эти действия, и он должен понести наказание, либо должен понести наказание журналист за клевету, которую он изложил в своем исковом заявлении. Последний известный мне случай цензуры касается принятого 27 сентября 2009 года Печерским районным судом г. Киева судьей Сергеем Вовком судебного запрета на распространение антирекламы о Тимошенко. Это было официальное решение Печерского районного суда, через несколько дней отмененное. Но оно было принято в соответствии со всеми нормами и правилами правового государства. Вот это является цензурой в правовом обществе», – считает Пиховшек.

Цель журналистики – освещение событий, а не пляски под дудку той или иной политсилы. Но, как пояснил шеф-редактор интернет-газеты From-UA Николай Ефименко, если работники пера и слова все же не могут удержаться в нейтральном, профессиональном русле, то рассчитывать на какие-то коврижки от восхваляемых ими партий они точно не должны. А что до Регионов, то они, в отличие от «оранжевых», никогда не умели сотрудничать со СМИ.

«Никто не обязан платить журналистам за выражение ими своих политических убеждений. Если хочешь выражать свою политическую позицию – запишись в партию, ходи на митинги, партсобрания в свободное от работы время. В Украине тема цензуры давно стала спекулятивной дубинкой, — вынужден признать Ефименко. — У нас считается, что каждый щелкопер должен писать, что ему вздумается, а платить за это должен собственник. Можете вы себе представить, чтобы где-нибудь в «Шпигеле» или «Санди Таймс» сидел, например, коммунист и «выражал» там свою позицию? Менеджмент, допустивший такое, увезла бы психиатрическая. А у нас такое возможно. И когда какого-нибудь «выразителя» ставят на место, он подымает вой о цензуре. Партия регионов никогда толком не работала с журналистами, с ними работали их оппоненты – кормили грантами, стажировками, играли с ними в демократию, хотя ничего по сути не менялось: существовала редакционная политика, которую определяли владельцы. Регионалы еще наплачутся из-за своего неумения и нежелания тонко работать с прессой. Собственников-то они обаяли в два счета, и то, что нынче называют «цензурой» на каналах «1+1» и «СТБ» на самом деле – выражение нынешней позиции их хозяев, то есть тех, кто платит журналистам зарплату. А журналистская братия по большей части осталась «оранжевой», и запросто может получиться, что деятельность правительства и Президента будут доноситься до избирателя по темникам оппозиции».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ