Что и, как принимать при нестерпимой боли!

0
10

Новости СевастополяОтношение к обезболивающим препаратам в нашем обществе неоднозначное. У одних – стоическое: «пусть скрючит, но химию глотать не буду!» У других – умеренно-безалаберное: могут «стрельнуть» таблеточку «от головы» у коллеги в понедельник с похмелья, купить с запасом всевозможных блистеров в аптеке, принять лекарство наугад… Целое поле для исследований побочных эффектов. Только никто эти побочные эффекты не регистрирует, статистика их не ведется. (Хотя иногда до Минздрава и доходят сведения об испытании препаратов «в народе»). Украина не знает громких судебных дел «потребитель против фармкомпании».

Когда мы были совсем маленькими, выбирать обезболивающие не приходилось – не только потому, что за нас это делали родители, но и по причине скудости аптечного ассортимента. Выросли мы, выросла фармпромышленность – теперь отбоя нет от предложений «утолить боль», «устранить жар» и «снять воспаление». Собственно, это триединый эффект нестероидных противовоспалительных средств – НПВС – многочисленнейшей группы препаратов, к коим и относятся знакомые с детства анальгин, аспирин, диклофенак, а также трендовые ибупрофен с парацетамолом.

Реклама вынуждает нас делать выбор в пользу одного из заклятых конкурентов (например, оригинальных препаратов парацетамола или ибупрофена), либо более дешевых генериков, либо же приобретать их комбинированную версию. Так, на фармкрынке в широчайшем ассортименте представлены как моно-, так и комбинированные препараты на основе НПВС. Можно мешать коктейли на любой вкус: монопрепарат или «анальгетик+спазмолитик», «анальгетик+спазмолитик+катализатор» и пр.

Обезболивающий эффект НПВС завязан на их противовоспалительном действии: опосредованно эти лекарства угнетают выработку медиаторов воспаления простагландинов. Простагландины принимают значительное участие в формировании и развитии болевого синдрома, поэтому торможение их синтеза эффективно устраняет боль и другие «прелести» воспалительного процесса – температуру, общую слабость и т.д. Разнообразие НПВС – залог успешного индивидуального выбора пациента, при разумном отношении, конечно. Кто-то может быть всей душою привязан к запрещенному ныне пирамидону, а эффект плацебо еще никто не отменял.

Универсального обезболивающего, на 100% действенного и на 200% безопасного, нет и не будет. Но при этом в малых дозах ненаркотические анальгетики, к которым относятся НПВС, вполне безопасны. В большинстве своем они отпускаются без рецептов. На (совесть провизора) страх и риск болящего. В надежде, что он прочитает инструкцию, испугается возможных побочных эффектов (обычно это «нагрузка» на печень и\или почки, воздействие на слизистую оболочку желудка — зависит от конкретного препарата\пациента), и не съесть десять таблеток за один раз, потому что первая не сразу помогла.

Время от времени представители огромного, но недружного семейства НПВС подвергаются гонениям со стороны медицины и закона.

К примеру, в США запрещен «мексиканский аспирин» — так там прозвали наш милый сердцу и кошельку анальгин (международное непатентованное название – метамизол натрия) из-за пристрастия к оному латиноамериканцев. Несмотря на высокий спрос и немалую прибыль в перспективе, анальгин в США запрещен FDA еще в далеком 1977 году, посему эмигранты-латинос (и «совки» тоже) привозят его с исторической родины.

Метамизол натрия начали применять еще в 20-х годах прошлого века, и благодаря своей доступности и эффективности этот анальгетик стал едва ли не самым популярным обезболивающим во всем мире. Но спустя несколько десятков лет оказалось, что анальгин… да, обезболивает, однако может избавить от боли и навеки: редкое, но фатальное побочное действие метамизола – тяжелая патология крови агранулоцитоз. Данные исследований гласят, что частота развития агранулоцитозов вследствие курсового применения анальгина оставляет 1 случай на 20 тыс. случаев применения препарата в год (это очень низкая частота). Но кому нужен анальгин длительными курсами?

Метамизол натрия запретили даже в Грузии в 2007-м. В то же время в благополучной и цивилизованной Германии метамизол в аптеках наличествует – но отпускается по рецептам. (Впрочем, в «благополучных и цивилизованных» странах даже безобидно слабительное без рецепта не продадут). Хотели запретить анальгин и в Украине — во времена бытности президентом Виктора Ющенко. Ходили слухи, что запрет анальгина проплатили его конкуренты, но он так и не вступил в силу — видимо, потому, что это задевало интересы завода «Фармак», который производит анальгин. Фармак же принадлежит Филе Жебровской, сестре соратника Виктора Андреевича — Павла Жебровского.

Не удалось избежать обструкции и модному, безопасному (разрешен к применению даже у маленьких детей) парацетамолу. Этот «безопасный» препарат, как оказалось, гепато- и нефротоксичен. «Панадоловые дети» – так по одноименному торговому названию микстуры Panadol baby называют в США тех малышей, которых родители пичкали парацетамолом, повышая дозу до опасного уровня, что в результате приводило к развитию нефротоксичных эффектов.

Каждый из нас должен защищать себя сам, внимательно читая инструкцию, соблюдая правила приема и следуя советам лечащего врача – в таком случае риск развития побочных эффектов экстраминимален. И ноборот, если превышать дозировку и сроки приема, запивая таблетки пивом, игнорируя собственные хронические заболевания, которые могут стать противопоказанием к применению отдельно взятого обезболивающего – оздоровительного эффекта не добьешься. Риск побочных эффектов при приеме анальгетиков, на самом деле, минимальный. Но если глотать таблетки пригоршнями, то эти побочные эффекты можно увидеть во всей красе.

«Севастопольское агентство новостей» — Новости Севастополя

www.sannews.com.ua

Источник: LB

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ