Неземная красота «Аллигатора»

0
28

Как было заявлено командованием Военно-воздушных сил, в рамках программы гособоронзаказа до 2012 года армейская авиация получит около 30 Ка-52 «Аллигатор». Первые четыре серийных борта поступили в Торжокский центр боевого применения и переучивания летного состава армейской авиации еще в январе, и все это время пилоты проходили курс обучения по управлению. Презентация машин для прессы состоялась 8 февраля.

По всей видимости, первыми строевыми частями, которые получат «Аллигаторы», станут те, что расположены в Приморском крае. Это естественно, так как вертолет выпускают там же, в городе Арсеньев, а это значит, что техническое обслуживание новых винтокрылых машин будет проводиться оперативно и относительно дешево. К тому же именно Ка-52 предполагается базировать на «Мистралях», которые, как уже официально заявлено, войдут в состав Тихоокеанского флота.

Ка-52 – как двухместный вариант Ка-50 — был создан в середине 1990-х годов. В 1997-м он прошел испытания и был признан экспертами одной из самых перспективных боевых машин в мире. Вооружение вертолета состоит из 12 сверхзвуковых ПТУР «Вихрь», 80 неуправляемых авиационных ракет калибра 80 мм, ракет класса «воздух-воздух», а также 30-мм пушка 2А42 с боезапасом в 500 выстрелов.

Все прекрасно. Но произойти это должно было, как минимум, десять лет назад.

Чтобы этого не случилось, в свое время даже ликвидировали саму армейскую авиацию, передав ее в подчинение ВВС – других объяснений тому решению просто нет. Недавно, кстати, армейская авиация выведена из ВВС и передана под крыло Объединенных стратегических командований. Все, как и должно было быть, вернулось на круги своя.

Во всем, что касается Ка-50 и Ка-52, я человек пристрастный. Мои симпатии, конечно же, на стороне этих машин. Различных материалов о технических характеристиках «Акул», «Аллигаторов», их совершенно бессмысленной битве с «Ночным охотником», накопилось множество – в интернете найти несложно. Расскажу о том, чему сам был свидетелем или слышал от непосредственных участников событий.

В шестидесятые годы ХХ века военные решили получить летающую БМП. Соревновались две фирмы – «Милевская» и «Камовская». Камовцы предложили очень интересный проект винтокрылой боевой машины пехоты, способной перевозить полностью вооруженное отделение мотострелков, высаживать на землю и поддерживать с воздуха ракетно-пулеметным огнем. Милевцы спроектировали вертолет с лучшей броневой защитой и более мощными двигателями, который, по их заявке, тоже мог нести в своем чреве отделение бойцов. Они и победили. Так появился знаменитый Ми-24. Только вот из-за своей перетяжеленности не мог он нести отделение бойцов – вместо него в отсеке сидел механик, который, когда случился Афган, погибал просто за компанию — с пилотом и штурманом. То, что вместо БМП получился летающий трехместный танк, военных не смутило. Да и как могло смутить, если в семидесятые годы такого боевого вертолета не было ни в одной армии НАТО?

В США заволновались, подсуетились — и довольно быстро спроектировали прекрасный боевой АН-64 «Апач». В СССР решили дать достойный ответ. В новом техзадании Минобороны потребовало создать «чистый» вертолет-боец, без всяких там десантов. В конкурсной схватке сошлись Ка-50 и Ми-28. Еще до развала СССР стало очевидно, что Ка-50 практически по всем основным характеристикам превзошел милевского конкурента. При этом Ми-28 по своей конфигурации поразительно напоминал американского «индейца», а вот Ка-50 был оригинален во всем.

1990-й был едва ли не пиковым в самой широкой «гласности», которая годом позже перешла в безумную истерику. Но в девяностом еще многое казалось стабильным. И появилась идея показать средствами художественного кино красоту советской военной техники. Дело в том, что тогда в журналистике неистовствовали разоблачители оборонно-промышленного комплекса СССР, который якобы просто сожрал всю экономику страны, ничего путного так и не произведя. Военная техника у нас всегда секретилась, поэтому — что она представляет из себя на самом деле, знали лишь специалисты.

Между тем, помимо прекрасных ТТХ, советская военная техника была просто красива. И это была красота настоящего воина – сильного защитника, а не ужасающего своим видом агрессора.

На видеоэкранах появился новый американский фильм «Огненные птицы», показывающий то, на что способен АН-64. Это было красивое во всех отношениях кино. Я пришел на «Милевскую» фирму и предложил помочь в создании художественного фильма, где главную роль сыграл бы наш ответ «Апачу» — прекрасный, как мне казалось, Ми-28. Опущу все детали долгого разговора с первыми лицами фирмы. Мне сказали, что реклама Ми-28 не нужна, он и так поступит на вооружение, хотя конкурс формально проиграл. Доводы о том, что речь не о рекламе конкретного вертолета, а о рекламе возможностей всего отечественного ОПК, действия не возымели. В итоге мне прямо сказали: деньги, которые требовалось выделить на картину, лучше отдать тем генералам и гражданским чиновникам, от решения которых зависело принятие вертолета на вооружение. Коррупция в чистом виде.

Ми-28 в первом полете

Разговор тот состоялся двадцать лет назад, в стране, которой уже нет. Нет и тех людей, которые тогда руководили проектом Ми-28. Кто-то ушел в мир иной, кто-то на пенсию, кто-то в иные сферы деятельности. Да и взятки, если они и были, не помогли. Ка-50 официально приняли на вооружение в 1995-м, работы по Ми-28 закрыли. Проигравший вертолет был реанимирован позже в проекте Ми-28Н «Ночной охотник», который в конце нулевых годов ХХI века приняли на вооружение безо всякого конкурса и сразу запустили в серийное производство, гарантировав огромный по нашим меркам госзаказ. А Ка-50 закрыли.

После «Милевской» фирмы я пошел на «Камовскую». Ее руководитель, Сергей Викторович Михеев, идеей создания кино загорелся. Проблема была в том, что вертолет тогда еще был секретным объектом В-80. Тем не менее, генеральный конструктор Михеев заверил, что уладит все формальности и даже найдет какую-то сумму на финансирование съемок.

Так появился первый в истории отечественного кино фильм, в котором совершенно откровенно рекламировалась боевая техника, созданная в нашей стране, где впервые было открыто сказано о советском спецназе. «Черная акула» — и название фильма, и имя удивительного вертолета.

Не будем говорить о художественных достоинствах старого кино – лучше снять было невозможно. Фильм запускался еще в СССР в 1991-м, а снимался уже в СНГ, в независимом государстве Узбекистан в 1992-м. Не было необходимого финансирования, случился гайдаровский обвал рубля. Началась война в Таджикистане, и бригада спецназа, которая обеспечивала всю работу съемочной группы, улетела ее гасить — что под командованием полковника Владимира Квачкова прекрасно и сделала. Съемки свернули, режиссеру Виталию Лукину пришлось монтировать фильм из небольшого материала, который удалось отснять буквально за несколько дней.

Ка-50, Черная Акула

И, тем не менее, все, кто смотрел картину, могли своими глазами видеть поистине фантастические возможности вертолета Ка-50 в условиях гор. Сам Михеев сказал, что в немалой степени согласился на настоящую киноавантюру для того, чтобы посмотреть, как его машина ведет себя в горно-пустынной местности, в условиях высоких температур и большой разреженности воздуха, так как госиспытания тестов в горах не предусматривали. А войны шли именно там – в Афганистане, Таджикистане, уже загорался Кавказ. Для стратегов Генштаба, тем не менее, основным ТВД по-прежнему представлялась равнинная Западная Европа. Стоит повторить: «Черная акула» на съемках одноименного фильма в 1992-м показала в горах себя блестяще. И еще раз следует напомнить: на вооружение Ка-50 приняли в 1995-м. Завод в Арсеньеве готов был начать серийное производство машин, но денег на это не дали. На вооружение приняли – средств не выделили!

Война в Чечне, разгоревшаяся в 1995-м, лишний раз подтвердила афганскую истину: в России нет боевых вертолетов, отвечающих тем условиям, в которых наша армия воюет десятки лет и, возможно, будет воевать еще долго. Увы, в первую контртеррористическую операцию «Черные акулы» на Северном Кавказе так и не появились. С огромным трудом испытать в боевых горных условиях Ка-50 удалось только в начале второй контртеррористической операции…

В январе 2001-го в Чечне начала работать уникальная боевая ударная группа вертолетов в составе двух Ка-50 и одного Ка-29ВПНЦУ – это воздушный пункт наблюдения и целеуказания. Впервые предполагалось не только оценить боевые возможности и эксплуатационные характеристики «Черных акул» в тяжелых полевых условиях и реальном бою, но и опробовать принципиально новую тактику применения ударных вертолетов с использованием воздушного командного пункта. Экипаж Ка-29ВПНЦУ должен был, не входя в зону риска, выдавать одноместным Ка-50 целеуказания и управлять полетом «акул» в сложных условиях горной местности.

Ка-29ВПНЦУ

В течение почти двух месяцев вертолетная группа под покровом строгой секретности работала в интересах Объединенной группировки федеральных сил в Чечне.

Закрытость работы была оправдана, так как арабские эмиссары пообещали миллион долларов тому боевику, который собьет «Черную акулу». Так что же показали Ка-50 и вся боевая ударная группа в Чечне?

Базировались вертолеты попеременно на аэродромах Грозный-Северный и в Ханкале. Интерес к «Черным акулам» со стороны всех вертолетчиков был огромен. Они истосковались по новой технике. Поэтому-то каждый вылет Ка-50 придирчиво оценивался не только привлеченными к работе специалистами, но и пилотами Ми-24. Ка-50, как правило, вылетали в сопровождении прикрывавших их Ми-24. Сразу выявилась показательная особенность. Даже очень опытный пилот вертолета сопровождения часто терял из виду ту машину, которую должен был охранять. В силу своих превосходных технических характеристик Ка-50 при выполнении энергичных пространственных маневров быстро уходил из поля зрения экипажа Ми-24, что, в общем-то, небезопасно и грозило столкновением машин в воздухе. Пришлось за штурвал Ми-24 садиться поочередно тем летчикам, которые успели освоить Ка-50 и знали его особенности.

Серийный Ми-24А

Испытания показали, что фактическая огневая мощь «Черной акулы» даже превосходила заявленную. А если сравнивать Ка-50 и Ми-24, то превосходство по дальности и кучности стрельбы у «акул» оказалось более чем двукратным, хотя вооружение по калибру одно и то же. С расстояния в три с половиной километра снаряды, выпускавшиеся из пушки 2А42 ложились буквально в «десятку». Соответственно расход боеприпасов, а значит количество поражаемых целей у «Черных акул» значительно выше, чем у любого другого вертолета. Проводились пробные пуски управляемыми ракетами «Вихрь». Стреляли по опорному пункту боевиков – полуразрушенному строению на вершине одной из горок. Пуск был произведен при сложной видимости в облачной дымке. «Вихрь», как в кино, влетел точно в оконный проем и полностью уничтожил цель.

Об энерговооруженности и маневренности «Черной акулы» в условиях гор говорит такой пример. В самом начале января 2001-го группа из Ка-50 и Ми-24 проводила разведку в районе села Комсомольское – известного пристанища банды Гелаева. На дне ущелья Комсомольское-Грушевое определили возможные цели: замаскированную коновязь и домик для отдыха. Летчики получили подтверждение, что этими объектами активно пользуются боевики, и приказ: цели уничтожить. Ка-50 дал ракетно-пушечный залп по домику, превратив его в пыль. На земле раздался мощнейший взрыв. Позже выяснилось, что сдетонировал крупный склад взрывчатых веществ. Навстречу вертолету полетел шквал камней и бревен. Однако Ка-50 с вертикальной скоростью около 30 м/с, словно мячик, подскочил на высоту полтора километра и не получил никаких повреждений.

После этого случая пилоты и Ми-24, и Ми-8, и Ка-50 единодушно пришли к мнению, что «Черная акула» – тот самый горный вертолет, которого катастрофически не хватает армии еще с афганской войны. Скольких трагедий можно было бы избежать, если бы вертолеты, подобно Ка-50, могли крутиться в тесных ущельях вокруг своей оси, перескакивать неожиданно возникающие в горах препятствия, подниматься вверх со скоростью, троекратно превосходящую ту, которую может с большим усилием выжать даже Ми-28Н. Важнейшим результатом работы стало не только подтверждение действительно прекрасных характеристик «Черной акулы», но и открытие новой, по сути, тактики, реализованной в боевой ударной группе.

Вертолет, каким бы прекрасным он ни был, очень уязвим. И сбить ту же «акулу» большого труда не составит. Но это в том случае, если мы будем руководствоваться наставлениями, которые писали еще в середине прошлого века.

По новой тактике, ударные вертолеты должны барражировать в безопасном районе, ожидая команды на атаку. Получив целеуказание, они стремительно выходят в район атаки, наносят свой разящий удар и сразу уходят из зоны боя. Управляться ударная группировка должна с вертолета, выполняющего функции командного пункта, при этом не голосом, а в телекодовом режиме и символьном виде. Враг не должен слышать переговоры летчиков и их командиров, тогда появление атакующих вертолетов будет неожиданным. Сам летающий КП обязан быть оборудован самыми современными системами наблюдения, получать дополнительную информацию со спутников, с самолетов типа АВАКС, от наземных авианаводчиков, также имеющих поддержку перечисленных систем воздушно-космического наблюдения. В таком случае эффективность применения боевых вертолетов и безопасность их полетов возрастают многократно.

Все это, пусть и не полностью, но было опробовано десять лет назад. Воздушный пункт наблюдения и целеуказания — Ка-29ВПНЦ — летал на недосягаемой для ракетных «игл» высоте и держал закрытую телекодовую связь с «акулами». На экране дисплеев Ка-50 высвечивалась вся информация о местонахождении, рельефе местности и координатах цели, которую необходимо было уничтожить. Ка-50 были оборудованы отечественной спутниковой навигационной системой «Абрис», позволявшей летать по цифровой карте местности с огибанием рельефа фактически вслепую и выходить на цель с точностью в несколько метров.

По возвращении в Москву в управлении армейской авиации был составлен детальный отчет о работе боевой ударной группы и особенно Ка-50, сделано около 40 замечаний по самой группе и по «Черной акуле». Однако летчики, принимавшие участие в испытаниях и писавшие свой отчет, были уверены, что действительно начинается настоящая работа по вводу в строй новой техники и новых тактических приемов. И это для них было главным!

Увы, все отчеты о работе Ка-50 в Чечне и предложения по более активному применению боевых ударных групп положили под сукно. Во время памятного «принуждения к миру» 08.08.08 тактика использования вертолетов, успешно опробованная в 2001-м, не применялась.

Сразу после завершения испытаний тогдашнего начальника Генштаба Анатолия Квашнина чуть ли не силой затянули в Ростов-на-Дону, на завод, где планировалось собирать Ми-28Н. Трудно сказать, каким образом, но НГШ убедили-таки, что Ка-50 – вертолет очень плохой, а вот «Ночной охотник» — то, что армии нужно. В прессе развернули компанию по дискредитации «Черной акулы». Даже на страницах одной очень патриотичной газеты прошел «солидный» круглый стол под названием «Пилот и вертолет». Цель столосидения – залить Ка-50 грязью так, чтобы и светлого места не осталось.

Ка-50Ш

В чем же упрекали «Черную акулу»? Прежде всего, в том, что машина одноместная. Все оппоненты и по сей день просто бьются в истерике, доказывая, что не может один человек и управлять вертолетом, и воевать одновременно. «Камовцам» бросили упрек в том, что их машина еще двадцать лет назад была на 80 процентов автоматизирована и компьютеризирована. В заслугу Ми-28 ставили то, что он управлялся и будет управляться двумя членами экипажа, а не какой-то там автоматикой. Но ведь ясно, что войны будущего – это не битвы людских масс и не поединки отдельных образцов техники, а сражения систем и боевых комплексов. И воздушные бойцы шестого поколения, скорее всего, будут беспилотными летательными аппаратами. Не в США и ни в одной из стран НАТО, а в СССР сделали первый шаг в этом направлении, попытавшись создать отчасти роботизированный боевой вертолет. Одна деталь. «Мозг» Ка-50 запоминал маршрут полета, и если летчик терял возможность управлять вертолетом, машина разворачивалась и возвращалась на базу в автоматическом режиме. Вместо того чтобы сосредоточить все усилия на создании аппаратуры максимально автоматического управления вертолетом Ка-50, деньги отдали привычному двухместному «охотнику».

Устав доказывать военным совершенно очевидные истины о перспективах развития боевого вертолетостроения, Сергей Михеев согласился сделать двухместный вариант «Черной акулы» — Ка-52 «Аллигатор». И получилась чудо-машина. В Ка-52 воплощено столько отечественных ноу-хау, которых нет даже на лучших вертолетах НАТО. У «Аллигатора» самый мощный в мире ракетно-артиллерийский комплекс вооружения. У него отличные оптико-электронные и радарные системы управления полетом и огнем. У него самая современная спутниковая навигация и закрытые телекодовые каналы связи. У него прекрасное компьютерное обеспечение. Он, как ни странно, задолго до «Ночного охотника» был полностью адаптирован к полетам ночью и, главное, к ведению ночной войны. Ми-28Н этому еще только «учится». Сегодня Ка-52 – единственный в мире боевой вертолет, оснащенный оптико-электронной системой защиты от всех видов переносных зенитно-ракетных комплексов. Сбить «Стингером» «Аллигатор» практически невозможно. Есть у него и множество других изюминок.

Замалчивать и дальше наличие у России такой замечательной боевой машины было бы просто неприлично. Впрочем, особо радужных иллюзий о перспективе массового вхождения Ка-52 в боевой строй армейской авиации строить не надо. Слишком хороша эта машина…

По логике, парк боевых вертолетов Российской армии должны составлять одноместные бойцы Ка-50, все более и более превращающиеся в летающие роботы, и однотипные им командные Ка-52, способные к самостоятельной войне. В Минобороны решили иначе. Основой армейской авиации будут морально устаревшие Ми-28Н. «Аллигаторам» же отведут некую вспомогательную роль и спрячут на очень Дальнем Востоке. А придет время – закроют в чреве «Мистралей».

Ударная сила. Черный призрак

К-50 — вертолет, опередивший свое время. Задуманный четверть века назад и совершивший свой первый полет в начале 80-х, он до сегодняшних дней является лучшим боевым вертолетом мира. Ка-50 — машина с непростой и тяжелой судьбой. Столько новаторских решений в одном проекте не знает история создания боевой техники. И даже главные заказчики вертолета поля боя — военные — не верили, что до предела автомтизированная и управляемая всего одним пилотом машина может оказаться столь надежной, эффективной и неприхотливой. Конструкторы фирмы «Камов» интуитивно вышли на уровень XXI века.
К-50 — вертолет, опередивший свое время. Задуманный четверть века назад и совершивший свой первый полет в начале 80-х, он до сегодняшних дней является лучшим боевым вертолетом мира. Ка-50 — машина с непростой и тяжелой судьбой. Столько новаторских решений в одном проекте не знает история создания боевой техники. И даже главные заказчики вертолета поля боя — военные — не верили, что до предела автомтизированная и управляемая всего одним пилотом машина может оказаться столь надежной, эффективной и неприхотливой. Конструкторы фирмы «Камов» интуитивно вышли на уровень XXI века.
Генеральный конструктор вертолета Сергей Михеев рассказывает об истории создания вертолета и тех подводных течениях, которые этому предшествовали. Все то, что сейчас закладывают в конструкции новейших боевых вертолетов ведущие мировые фирмы — мощное бронирование кабины, катапультное кресло, аппаратура ночного видения, комплекс дальнего обнаружения целей и автоматика управления огнем, использование высокоточного оружия — все это и многое другое предусматривалось у Ка-50 изначально.
Дальнейшее развитие конструкции, двухместный вертолет Ка-52, стало следующим шагом. Атакующие вертолеты получили своего «дирижера», способного распределять цели, выводить на них машины, взаимодействовать с наземными войсками.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ