Текущие счета. Украинцы, опасаясь кризиса, забирают деньги с банковских депозитов

0
6

Опасаясь нового кризиса, украинцы забирают свои вклады, чтобы купить валюту, бытовую технику и автомобили. Банки борются за возвращение клиентов и денег более выгодными ставками

«Срок действия моего депозита истёк в сентябре, и я решила не продлевать его», – рассказывает Валентина Ковалёва. 28-летний менеджер из Киева хорошо помнит события осени 2008 года: курс гривны пошёл вниз, сразу несколько банков стали задерживать выплаты по вкладам, НБУ объявил мораторий на досрочное снятие депозитов. «Сейчас пресса пестрит сообщениями о начале второй волны кризиса, доллары можно купить только с копией паспорта, – объясняет Ковалёва причины своей недоверчивости. – Я стала опасаться, что осенью 2011-го повторятся события трёхлетней давности, и забрала свои деньги».

Примеру Ковалёвой вот уже второй месяц подряд следуют десятки тысяч соотечественников: по данным Национального банка Украины, в августе вкладчики сняли со счетов 810 млн. гривен, а в сентябре – 3 млрд. гривен, сократив общий депозитный портфель финучреждений до 300,3 млрд. гривен. С таким оттоком депозитов банковская система столкнулась впервые с сентября 2009 года. Тогда население сняло со счетов 1,6 млрд. гривен. Самое значительное сокращение портфеля произошло в марте 2009-го, когда отток составил 4,9 млрд. гривен.

Банкиры и экономисты объясняют поведение вкладчиков банальной паникой. Павел Крапивин, зампред банка «Контракт», говорит, что недоверие к гривне вызвано слухами о второй волне кризиса. А его коллега Дмитрий Гриджук, председатель правления банка «Хрещатик», винит в этом слишком низкие ставки по депозитам. «Ставки ниже уровня инфляции, поэтому они неинтересны вкладчикам», – считает он.

Депозит на колёсах

Сокращение депозитов сразу же вылилось в ажиотажный спрос на иностранную валюту. В результате, по данным Нацбанка, в сентябре украинцы купили на 2,09 млрд. долларов больше, чем продали. Это рекордный объём с ноября 2008 года. «Именно на валюту могли быть потрачены средства, снятые с депозитов, – поясняет Светлана Рекрут, аналитик инвестиционной компании ConcordeCapital. – При этом требование НБУ предоставлять паспорт при валютных операциях имело скорее обратный эффект: население ещё интенсивнее скупало доллары».

Вместе с тем существенного роста долларовых депозитов не произошло. Накопленное украинцы предпочитают сохранять другим способом. Например, покупая бытовую технику и автомобили, продажи которых резко подскочили.

«В августе 2011 года объёмы продаж новых автомобилей выросли на 45% по сравнению с прошлогодними показателями, до 21 тыс. авто. В сентябре рост автопродаж составил 43% по сравнению с 2010 годом – 21,2 тыс. автомобилей», – объясняет эксперт. Если предположить, что в среднем новый автомобиль стоит около 17–18 тыс. долларов, то общий объём рынка за два месяца составил 5,6–6,1 млрд. гривен.

Безусловно, скачок продаж спровоцировало и оживление автокредитования, но всё же большую часть машин украинцы приобретали за наличные. Если до кризиса в кредит покупалось две третьих всех авто, то в первом квартале 2011 года – только 11%.

Планы спасения

Пока отток депозитов для банковской системы ещё не стал угрожающим. Ведь последнее время банки кредитов практически не выдавали, а лишь наращивали депозитные портфели, говорит Александр Жолудь.

Однако для некоторых финучреждений даже нынешний уровень оттока денег может стать проблемой. «По гривне мы видим 3 миллиарда оттока. По системе, учитывая, что общий депозитный портфель составляет 300,3 млрд., это не много – около 1%. Но это чувствуется, ведь остатки на корсчетах банков колеблются от 9,5 до 12,5 млрд. гривен. Ни о каком развитии портфеля говорить не приходится», – отмечает Павел Крапивин.

Лучший на сегодняшний день способ вернуть в банки вкладчиков – сделать депозиты более выгодными. «Банки должны разрабатывать продукты, которые будут сохранять и увеличивать доверие к банковской системе. Необходимо повышать ставки по депозитам. Мы повысили ставку на 1%, и сейчас она составляет 15%», – говорит Дмитрий Гриджук.

С коллегой соглашается г-н Крапивин: «Не секрет, что ставки по размещению денег увеличиваются. Банки также работают над улучшением качества портфеля и увеличением доходности». Впрочем, таких предложений, как были после кризиса 2008–2009 годов, банкиры пока не обещают. По прогнозам Александра Жолудя, до конца года депозитные ставки в среднем могут вырасти на 2%, до 15–16%.

При этом банкиры сетуют на недостаточную поддержку Национального банка в стабилизации ситуации. «Я не видел, чтобы НБУ принимал какие-то меры. Последние два года регулятор делает всё, чтобы минимально рефинансировать коммерческие банки», – разводит руками Крапивин. По его словам, НБУ в первую очередь занимается сдерживанием инфляции и регулированием курса гривны к доллару, а насыщение экономики деньгами у регулятора на втором плане.

В то же время опрошенные Фокусом эксперты считают, что в случае необходимости НБУ имеет достаточно инструментов для поддержания ликвидности банков.

Держите курс

Наибольшие опасения финансистов осенью этого года связаны с перспективой обесценивания гривны. И перетекание денег из банковской системы на валютный рынок не сулит национальным деньгам ничего хорошего. Однако пока банкиры не видят оснований для резких скачков.

«Я думаю, существенного влияния на курс гривны отток депозитов не окажет. Небольшое падение допустимо, если говорить о платёжном балансе. Но на фоне того, что мы сейчас столкнулись с дефицитом гривны, трудно предположить, что курс будет меняться», – прогнозирует Крапивин, добавляя, что колебания курса вряд ли достигнут 1%.

Отток депозитов будет продолжаться до тех пор, пока население живёт в страхе повторения кризиса и не несёт деньги обратно в банки. «Скорее всего, отток вкладов мы увидим и в октябре, и в ноябре. Возможно, он будет не таким массовым», – предполагает аналитик ConcordeCapital.
Что касается экономики в целом, то в выигрыше от депозитной паники останутся лишь импортёры и розничные торговцы. Средства, потраченные на приобретение товаров длительного пользования, благоприятно отразятся на их показателях, считает Александр Жолудь.

Ирина Гамалий, Фокус

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ