На майдане стоят не революционеры, а стадо баранов, которых ведут умелые пастухи

0
9
Новости Севастополя, 28 марта 2014.

Изобретатель «оранжевых» революций, старый монстр Джин Шарп, который прочно зарезервировал себе место в аду, вряд ли будет каяться за свои многочисленные «ненасильственные» действия, которые принесли горе народам Европы, Азии, Африки, Латинской Америки… Но ясно одно: оранжевая чума остановлена, Крым опять наш, и это только начало. Вопрос: «Хорошо-то как, правда?»   

Алексей Панин, актер:

«Моя первая любовь, ялтинская крымчанка, всегда считала себя русской»

— Я всегда считал, что русские, украинцы и белорусы – это один народ. Это не избитая фраза, которую всегда говорят по телевизору, и я ее ни за кем не повторяю. Это действительно мое личное и глубокое убеждение.

К бывшим жителям Советского Союза – будь то казахи, молдаване или кто-то еще, я тоже ничего плохого не имею, но Крым…

Я дружу с огромным количеством украинцев. Среди друзей есть артисты, таксисты, люди шоу-бизнеса и обычные работяги, которые работают на заводах. И сейчас в смсках они пишут мне: «Ура, мы победили! Крым наш!»

Даже сами украинцы всегда считали, что Крым – это русская земля. Я не хочу, чтобы кто-то обвинял меня в межнациональной розни потому, что кое-кому это бывает выгодно. Но Крым всегда был Россией, и моя бывшая девушка, моя первая любовь, ялтинская крымчанка, всегда считала себя русской.

Помню, лет пять назад в аэропорту Симферополя я разговорился с пограничником. Самое интересное, что он тогда снял фуражку, а у него внутри был вышит российский флаг.

И вот уже совсем недавно, спустя пять лет, я разговорился там же с другим пограничником. Он снимает фуражку – и там точно так же вышит флаг России.

Я только за то, что Крым вернулся! Всю жизнь езжу отдыхать в Ялту, а за границу — нет. Я сейчас не пью, потому что «зашитый», но с удовольствием выпил бы стакан водки за то, что Крым опять стал нашим.

А если говорить об этих фашистах, которые стоят на майдане, об этих людях, так они не украинцы. Они не понимают, что творят. Кстати, и в России тоже есть такие… Они не революционеры, не повстанцы, а просто стадо баранов, которых умело ведут умные пастухи.

Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, доктор юридических наук:

«Предстоит просто колоссальная работа тех, кто применяет права»

— По-моему, самое главное, что Крым именно возвратился в Россию. И этим все сказано! А что касается юридических моментов, то их, к сожалению, огромное количество.

Ведь это касается не только того, чтобы построить, скажем, какой-то оздоровительный комплекс или где-то поменять канализацию. Здесь дело касается сознания не только правоприменителей. Я убежден в том, что нам предстоит большая работа по изменению правосознания самих крымчан. Что, наверное, еще сложнее, чем работа над просто сознанием.

Что ж, предстоит просто колоссальная работа тех, кто применяет права. И будет не меньшая работа по агитации российской правовой системы среди граждан. Подозреваю, что далеко не все понимают, что это такое, и, тем не менее, этим надо заниматься и прилагать к этому огромное количество усилий.

Сергей Доренко, главный редактор радиостанции «Говорит Москва»:

«Всё, что Путин делал до сих пор, он и делал для этого дня»

– Я сейчас нахожусь в Крыму, и первое, что бросается в глаза, — это, конечно же, полная инфраструктурная разруха. Всё сломано, всё находится просто в ужасном состоянии потому, что ничего не ремонтировали на протяжении двадцати с лишним лет! В Крыму Украина вела себя так, будто это были захваченные территории.

Что касается воссоединения России и Крыма, так это абсолютно естественная вещь, и наоборот: все, что с 50-х годов существовало до сих пор, было забавным и противоестественным курьезом.

Думаю, что обращение президента России по поводу присоединения Крыма было главным моментом в жизни самого Путина. И это был главный момент во всей его работе. Всё, что Путин делал до сих пор, он и делал для этого дня. На сегодня это венец всей его деятельности. Если он соберет еще больше земель, то это будет следующий венец, но пока венец – это, конечно, Крым.

Что касается Восточной Украины, то, к сожалению, степень способности к самоорганизации ее населения существенно ниже, чем в Крыму. А вот степень контроля их бандитскими экономическими группировками, которые ладят и с нацистами, и с кем угодно, существенно выше. Отсюда и проблема. Поэтому судьба Восточной Украины представляется мне гораздо более пасмурной.

Думаю, что украинцы не способны бороться за демократию. Они способны только к движениям ватаг. То есть, одна ватага бежит туда, а другая ватага бежит сюда…

Вдруг возникла довольно крупная ватага, которая считает, что Европа их будет кормить. Потом возникает какая-то ватага, которая считает, что их будет кормить Россия – и так далее. То есть, это некий ватажно-паразитарный социум, который не способен к политике. Они вообще не занимаются политикой, а демократия все-таки относится именно к политике.

Идет последовательная деконструкция украинского государства. А мое личное отношение – наблюдательское…

www.sannews.com.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ