«Самооборона Севастополя»: Нас теперь все касается

0
63

Новости Севастополя, 27 марта 2014.

В Крыму и Севастополе до сих пор находятся военные, а также люди, которые называют себя «Самооборона Крыма». Они говорят, что нужны для охраны порядка и после референдума, комменариев прессе стараются не давать, на камеры просят не снимать. Мне удалось поговорить только с одним из руководителей севастопольского крыла самообороны — Константином Зарудневым, который теперь тоже стал россиянином.

Заруднев-2

Когда появилась идея «самообороны Севастополя»?

— Могу сказать так, что когда начался Майдан, то нас это все не касалось, и не нужны нам были патрули. А теперь нас все касается. И на базе севастопольского городского форума появилась такая идея: собирать людей с опытом работы в правоохранительных органах, службы в армии. А дальше к нам просто стали подтягиваться профессионалы: ветераны «Беркута», ветераны морской пехоты и других  военных подразделений. Все это люди
грамотные, спокойные. Называется наше крыло «Рубеж». Еще есть самооборонщики-афганцы, но у них своя организация. Все замыкаются на общегородской штаб самообороны.

А что происходит в штабе, и кто им руководит?

— Там люди планируют что-то. Штаб это штаб. У нас делегирован туда отдельный человек: капитан второго ранга в отставке мой одноклассник по училищу, который уже вышел на пенсию.

Есть какой-то инструктаж тех, кто сейчас в самообороне? Или они ориентируются только на собственный опыт?

— Инструктаж есть. Построения, разбор полетов, провинившимся указывают на их ошибки. Естественно, сухой закон. Вежливость. Вежливость. Вежливость. Помните фразу: «Вежливость — главное оружие вора»?

ЗарудневСамооборона понадобилась после того, как в Крыму и городе появились войска?

— Тут я хотел бы сразу сказать, и, надеюсь, у нас не будет в дальнейшем непонимания в плане искажения информации. Во-первых, от «сил самообороны Крыма», или, как их называют, «вежливых зеленых человечков», нас от них защищать не надо. Это просто еще более профессиональные люди. И вот когда в Киеве все кричат, что кто-то кого-то оккупировал, «оккупанты» — это они, в первую очередь. Нас надо защищать от Киева и его бандитов.

А со своими бандитами в Крыму сами разберетесь?

— Безусловно!

Есть ли разделение самооборонцев на национальности?

— Мы все севастопольцы, нет деления по национальности. Какая мне разница, если человек плечом к плечу со мной охраняет порядок в моем городе, кто он? Мне не важно.

А кто для севастопольцев является бандеровцем?

— Это собирательный образ! В первую очередь, это человек нетолерантный, который вмешивается в дела Крыма, указывает, каких героев чтить, на каком языке разговаривать. Во-вторых, тот человек, который считает, что Степан Бандера был национальным героем и достойным человеком. Трудно сказать, насколько обычный уголовник, ставший потом националистом, может быть великим человеком. Хотя великий Иосиф Виссарионович тоже начинал с того, что грабил банки. Но Бандера — это уголовник, ставший террористом, а Сталин — тот человек, про которого говорили: «Взял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой».

Правда, что несколько лет назад вы из-за Степана Бандеры сожгли свой украинский паспорт?

Новости Севастополя— Да. Я сжег свой паспорт, когда Степану Бандере присвоили звание «Герой Украины». Я сказал, что мне не хочется жить в такой стране, где бандитам и убийцам присваивают такое звание. И решил, что не надо просто говорить. Пошел и прилюдно на Площади Нахимова сжег паспорт. Маленький поступок со штрафом в 51 гривну вызвал большой резонанс, и указ отменили. Тогда я опять сделал украинский паспорт.

А когда самооборона самораспустится? Есть ли какой-то итог?

— Вы знаете, мы останемся. Потому что в России есть же «народные дружины», отряды помощи милиции. Есть же? Мы хотим остаться в таком же статусе. Будем по-вечерам помогать милиции. Это естественно. Просто сейчас была основная задача — безопасность горожан. Мы боимся провокаций.

Есть ли распоряжение, что иностранных журналистов нужно останавливать и не давать им работать?

— Ряд журналистов украинских телеканалов зарекомендовал себя с негативной стороны: на сюжет накладываются картинки, которые к нему не относятся, или другой текст. Я понимаю: это частные телеканалы, руководство сидит в Киеве и владельцы — олигархи, которым не нравится, что происходит в Крыму. Вот они и поливают нас грязью. Западные журналисты часто приезжают с редакционным заданием и всегда снимут, то что им нужно, что бы на самом деле ни происходило.

Вы смотрите российские телеканалы и доверяете российским журналистам? Каким?

— Мне нравится Владимир Соловьев, мечтал бы побывать у него на передаче. Мне не нравится резкость Дмитрия Киселева. Я читаю новостные сайты, начиная с NEWSru.com и «Ленты» и заканчивая «Авантюристом».

А как в самообороне определяют «провокаторов»? Меня задержали на Площади Нахимова и потребовали показать документы, а один из самооборонщиков сказал: «Берите ее под руки и тащите в машину».

— Прошу прощения! Это просто кто-то хотел вас психологически подавить. К сожалению, там были не все наши люди, были и добровольцы. Провокаторы для нас — те, кто привозит пьяненького человека к силам самообороны в Балаклаве, тот раздевается до пояса, кидается на вооруженных людей перед телекамерами. А потом один из организаторов этого всего подходит к этому человеку и говорит: «Ну все, Толя, одевайся и поехали!».

Севастопольцы помогают самообороне?

— Очень помогают. Приносят продукты, воду, теплые вещи, чай. Медикаменты комплектуют врачи. Принесли котел плова и сказали: «Вот, принесите нашим “беркутятам” на Чонгар (село рядом с границей Крыма — Прим. ред.). Снабжением занимаются представители «Хирурга» и другие байкеры. На въезде в Крым находятся «Беркут» и кубанские и донские казаки.

Зачем блокировать штаб флота ВМСУ, военную комендатуру и другие объекты Украины?

— В этих зданиях сидят люди, которые пугают военнослужащих тюремными сроками за то, что они будут вместе с севастопольами. Эти люди ходят по частям и говорят военным: «Примешь присягу Крыму — посадим на 10 лет». Если нарушишь контракт, родственники выплатят огромный штраф. Пугают тем, что сообщат «Правому сектору», где живут его родственники. Это делают чиновники из прокуратур и военной полиции. Это назначенцы.

Протест самооборонщиков у военных частей не похож на мирный. Почему не пускают жен и матерей военнослужащих к ним в часть?

— Нам это не нравится, потому что происходит все показушно и перед телекамерами: приезжают операторы, и несколько женщин идут напролом с сумками.

А почему бы их не пропустить?

— Вы видели, там КП части огорожен, там стоят наши люди. А они хотят пройти в воинскую часть, обязательно им надо прорваться. А их туда никто не пустит!

В Севастополе и Крыму много людей считает себя русскими?

— Севастополь — это самый русский город в России. И это было всегда. В 60-70 тут были военные престижные военные училища «Нахимка» и «Голландия». Я поступал в 90-м году, и принимал еще присягу Советскому Союзу. У нас были ребята от Владивостока до Западной Украины, и прекрасно все дружили.

И ради России люди готовы пережить даже экономические проблемы?

— Я настроен достаточно оптимистично. К власти в городе приходят профессионалы, которые доказали, что они достойны так называться, и не за верноподданические чувства к Украине.

А если будут теперь назначать из России чиновников, то их будут любить больше?

— Я все же надеюсь, что у нас будет мэр города, и даже если будут назначать, то местного человека. И что расширенные полномочия городского совета, исходя из особого статуса города, будут работать. Исполнительная власть — одно, а городской совет — другое.

Да и будет переходный период, будут какое-то время ходить две валюты. Начнут меняться банки, какие-то организационные моменты будут решаться. Боюсь только, что горячие головы в Киеве станут заниматься «геополитической маниловщиной» и пытаться, например, закопать канал из водохранилища на Крым.

Вообще-то в России назначают мэров городов и губернаторов.

— Это очень сложный вопрос. Я на сегодняшний день не знаю, на каких условиях Крым будет субъектом Российской Федерации. Может, у города будет какой-то особый статус. Я надеюсь, что Севастополь будет городом федерального подчинения, каким он и был с царских времен.

Скажите, а вы в курсе того, какие сейчас в России принимаются законы?

— Нет. Мне некогда. И всем, кто в самообороне, некогда. Наверное, есть какие-то отличия. Украинские законы здесь не действуют, так что какая разница, хорошие они или плохие? Они не действуют, и люди соскучились по порядку. Вот меня не пугает, что нельзя будет по вечерам купить водку. Я всегда смогу зайти выпить рюмку в баре. Думаю, что часть из российских законов, однако, тоже не будет выполняться.

В России нельзя собираться на митинги без разрешения.

— Но сколько ни было акций в поддержку активистов, которых посадили за то, что они сорвали табличку у Графской пристани, нам не отказывали в разрешении на проведение митингов. Думаю, для нас пропишут это как-то отдельно.

Мигрантов не боитесь? Отнимут работу.

— К нам ехать не очень выгодно. Чем будут заниматься? Будут работать на Морском заводе? Они не смогут! Здесь достаточно людей и огромные стройки, работают люди из Западной Украины. Я человек мультикультурный, и меня не пугает это. Вы ведь, Ксения, тоже совсем не русская!

Севастопольское агентство новостей — Новости Севастополя

www.sannews.com.ua

Источник: Сноб

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ