В Крыму растут пенсии, зарплаты и… цены, но крымчане рады, что вернулись в Россию

0
65

Новости Севастополя, 27 мая 2014

Спецкор «МК» выяснила, чем живут и что думают «новые русские» жители полуострова.

Прошло два месяца, как Крым присоединился к России. После эйфории и всеобщего ликования пришли вполне будничные заботы. Злопыхатели из Украины названивают знакомым на полуостров: «Накормили вас с большой и красивой ложки обещаниями?», «Как вам в суровой реальности без днепровской воды?», «На неделе ожидается зарплата?»

В ответ слышат: «23 года были в оккупации, наконец вырвались!», «Это не присоединение территории, а воссоединение народа, восстановление памяти».

Проехав полуостров от Керчи до Севастополя, спецкор «МК» выяснила, как изменилась жизнь крымчан.

 

В Крыму растут цены, но эйфория не спадает

фото: Светлана Самоделова

Крым полыхает маками и российскими флагами. Триколоры висят над козырьками магазинов, на балконах жилых домов, развеваются на автобусах. Девчонки щеголяют в красно-сине-белых платьях. В кафе особой популярностью пользуется соответствующий трехслойный коктейль.

Билборды, установленные в преддверии референдума, — «16 марта домой, в Россию» — уже стали памятниками. Власти не спешат убирать их с обочин дорог.

На развалах и в палатках вместо традиционных украинских рубах-вышиванок продают футболки с изображением «Вежливых людей» («Зеленых человечков»), а также тельняшки с надписями: «Няш–мяш, Крым наш».

Узнав, что мы из Москвы, прохожие пожимают нам руки, торговцы угощают кофе.

— Я до сих пор нахожусь в состоянии эйфории. Мы так благодарны России, что нас поддержала. Если бы мы не были в России, эшелоны «правосеков» первыми были бы у нас, и Черное море стало бы красным от крови, — говорит врач Любовь Игнатьева.

— 23 года Украина гнобила Крым, все, что можно было, выгребли с полуострова. А ведь сколько ранее работало предприятий! Нам казалось, что в той яме, куда мы падаем, нет дна. И чудо свершилось. Крым стал Россией, — вторит подруге инженер-конструктор Ирина Викторовна.

Под платанами на набережной пенсионеры играют в домино. У каждого в петличке — георгиевская ленточка. Даже соска у грудничка, спящего рядом в коляске, подвешена на черно-оранжевой ленте.

— Помню, радикалы пообещали, что будут стрелять в георгиевские ленточки, — делится с нами частный предприниматель Лидия Тихонова. — Я, как мать, смалодушничала, попросила мужа: «Вова, сними ленточку». И услышала: «Пусть взорвут, пусть расстреляют. У меня оба деда не вернулись с войны, их память не предам». И мне так стыдно стало, говорю: «Пусть висит». Вытащила и ту ленту, что сняла с рюкзака сына, привязала на место.

В Севастополе проходит первенство гарнизона по гребле на ялах. Жители города признаются, что такого количества шлюпок не было с советских времен.

— Видите, на входе в Северную бухту с моря снова стали ставить боно-сетевые заграждения. Значит, есть что охранять, — подмигивает нам пенсионер Илья Панов. — Возрождается Черноморский флот.

Над волнами плывет «Севастопольский вальс». Мехи гармони растягивает сидящий на низком табурете Пал Палыч Титов. «На Малахов курган опустился туман…» — выводит он баритоном. Закончив петь, делится с нами:

— Переписали историю. Обрубили щупальца украинизации. Теперь нет ни Сагайдачного, ни «гнилого зуба». Метила Украина на чужую для них территорию русского Севастополя. А зря…

Я не сразу понимаю, что речь идет о памятнике гетману Сагайдачному и памятном знаке, заложенном по случаю 10-й годовщины Военно-морских сил Украины 1 августа 2002 года. Оба были демонтированы и по просьбе Геннадия Кернеса отправлены в Харьков.

Теперь у стелы с именами почетных граждан Севастополя стоит памятник адмиралу Дмитрию Сенявину.

У севастопольцев свое отношение к памятникам. Перед Днем Победы, например, на аллее городов-героев на каменной стеле надпись «Киев» неизвестные заклеили табличкой с надписью «Славянск». У памятного знака тут же появились свечи и гора цветов.

 

фото: Светлана Самоделова

«Честь имею жить в Севастополе»

Нас окружают женщины с букетами сирени в руках. Одна из них, Елизавета Андреевна, объясняет:

— У меня зять военный, им зарплату подняли в пять раз. Нам пенсию дотягивают до российской в четыре этапа. У меня была украинская пенсия 108 долларов, к 1 июля станет почти 300.

Молодые люди на роликах виртуозно объезжают выставленные на набережной конусы (стаканы). Спрашиваю: «Что изменилось в вашей жизни после того, как Крым стал российским?»

— Я учусь на механика. У нас теперь появилась связка колледж–вуз, — говорит Алексей. — После морского колледжа я автоматически перейду на первый курс института. А еще я радуюсь за маму. На пенсию, как россиянка, она выйдет в 55 лет. (Гражданки Украины в 2013 году выходили на пенсию в 56 лет, в 2014 году — в 56 лет и 6 месяцев и так далее. В 2021 году украинским женщинам придется уходить на заслуженный отдых в 60 лет.)

Но не все в Севастополе на ура восприняли перемены.

— У нас режиссер одного из театров оказался «правосеком». Он уехал. Еще один актер покинул Крым по политическим мотивам — сказал, что не может принять новую власть, родину и страну, — говорит Любовь Игнатьева. — Так что цифра 98% на референдуме — абсолютно реальная.

Одну из этих 2% нам удалось найти на детской площадке. У Людмилы Пасечник трое детей. Услышав, что мы из Москвы, женщина буквально вскипает:

— Да шо там говорить? Що занадто, то не здраво.

И тут же переходит на русский: «Что слишком, то не здорово. Женщина в России — это в первую очередь рабочая лошадь, а уже потом мать. Материнские выплаты в разы ниже, чем на Украине. Да и отпуск по уходу за ребенком в 2 раза меньше. Сейчас мне выговаривают: «В России не принято жить за счет детских пособий. Все законы настроены на работающую женщину». А я домохозяйка и еще хочу троих родить».

— Я тоже голосовал за то, чтобы Крым остался в составе Украины, — признается нам капитан прогулочного катера Виктор. — Я украинец, большая часть моей родни живет на Украине.

Виктор рассказывает, что родился в Евпатории, окончил высшее военное училище имени Нахимова, Севастопольский военно-морской институт. На 3-м курсе, когда началась перестройка, ему предлагали служить на Черноморском флоте, но он решил остаться в военно-морских силах Украины. Корабли еще переданы не были. Послужить не довелось. Пошел работать в аэропорт Севастополя, потом трудился на стройке бригадиром, разнорабочим, сантехником. Год назад вспомнил свое морское образование, возобновил документы и стал работать капитаном на «Юнкере».

— Мы присоединились к государству, которое имело более высокий уровень обеспеченности. Это повлекло повышение цен. Доставка продуктов и промышленных товаров шла с материковой Украины. Сейчас это сообщение прервалось. Те товары, что завозят через паромную переправу, уже в разы дороже. Для украинских зарплат они неподъемны. Я живу в частном доме, чтобы прокормиться, поставил в огороде два парника.

Капитан сетует, что на полуострове все везде разговаривают на русском языке. Чтобы дети сохранили свой родной язык, он отправил их учиться в украинский класс.

— Это было непросто. В Крыму 700 школ, из них только в семи школах были отдельные классы с преподаванием на украинском языке. Сейчас родители в массовом порядке забирают детей из украинских классов. Скорее всего, их закроют.

— У меня дочь принесла запись в дневнике: «Желаете ли вы, чтобы ваш ребенок изучал крымско-татарский язык?» — откровенничает продавец Елена Савчук. — Звоню классному руководителю. Она говорит: «В республике теперь три государственных языка, мы пытаемся понять, учителя крымско-татарского языка нужно брать на ставку или на полставки».

Не может остаться в стороне от дискуссии и начальница Лены, 42-летняя Таисия Горбачева:

— Я записала своего сына на факультатив и по украинскому, и по крымско-татарскому. Будет знать, что говорят и одни соседи, и другие. У нас улица — полный интернационал. Сама бизнесом занимаюсь. Стоит сказать человеку что-то на его родном языке, сразу устанавливаются дружеские отношения. У меня поставщики уже пять лет не меняются.

Банкоматы от «Капитан-лейтенанта Казарского»

В республике Крым — переходный период. В продуктовом магазине сохраняются еще двойные ценники: в гривнах и рублях. У продавщицы Гали Скребец в овощном отделе два лотка с деньгами и голова как калькулятор. Предупредив, что выдаст сдачу только в гривнах, она закатывает глаза и начинает пересчитывать — конвертировать, как говорит сама Галя, «гонять сумму» из одной валюты в другую.

Отсчитывая нам купюры, она кричит кому-то сзади: «Мелочь больше двух гривен не принимаем». И уже нам объясняет: «Уже второй месяц нам в массовом порядке несут копилки. Такое ощущение, что кубышки были чуть ли не у каждого жителя города».

— Хлеб был 4 гривны 30 копеек (13 руб. 33 коп.), стал 5,10 (15 руб. 81коп.), — огорчается стоящий в очереди старик. — Сын строится. Килограмм цемента стоил 20 рублей, потом поднялся до 25, а теперь все 50.

Из очереди ему отвечают чуть ли не хором:

— За Перекопом, на Украине, цены растут еще быстрее, чем у нас. У меня сестра живет в Запорожье, мы постоянно созваниваемся.

— Ничего, с голоду не помрем. Главное, что мы остались живы и мы теперь на родине.

Несмотря на патриотический настрой, крымчане заметили, что выбор молочных продуктов сократился в разы.

— Раньше было много молока, сметаны, кефира, которые привозили из Днепропетровской и Житомирской областей. Сейчас лежит «молочка» в основном из Джанкоя, но и она быстро заканчивается, — рассказывает продавец Галина. — Поставщики жалуются, что на контрольно-пропускных пунктах пограничники не пропускают на полуостров машины с украинскими продуктами. На поставку каждого вида товара теперь надо получать разрешение крымского отделения Роспотребнадзора. Но тот же Россельхознадзор недавно снял ограничения на поставку мясных изделий двух украинских предприятий, которые действовали с октября 2013 года.

Полупустые полки сейчас и в супермаркетах. Представитель одной из крупных украинских торговых сетей объяснил ситуацию: «Основная причина — невозможность вывести деньги с полуострова. Украинские банки на полуострове запрещены, безналичные расчеты не проводятся. Мы сейчас буквально сидим на чемоданах с деньгами. Товар можем закупать только у местных поставщиков, но запасы эти ограниченны. В Краснодарском же крае закупки делать невыгодно. Продукты там на 40% дороже, еще 10% к стоимости добавит доставка. В рознице цены сразу подскочат на 50%. К тому же нет гарантии, что фуры с продуктами не застрянут на переправе».

Россиян же, кто приехал с материка, приятно удивляют крымские цены. Проезд в маршрутке стоит 2,5 гривны, или 10 рублей. В автобусе — и вовсе 8 рублей. Маршрутки ходят и ночью. Тариф — 5 грн. за поездку.

Наличность, а особенно рубли, в Крыму в большой цене. Если кто в общественном транспорте расплачивается рублевыми монетами — это точно приезжие из России.

— Нам уже начали выплачивать зарплаты в рублях, но многие тут же их меняют на гривны. Так выгоднее. Народ сейчас активно скупает в магазинах все — от гречки до микроволновок и пылесосов! Техники на прилавках сейчас почти нет, — рассказывает житель Симферополя Иван Скрипка.

Рассчитываться гривнами можно будет до 1 июня 2014 года, потом гривна будет считаться иностранной валютой.

Около банков между тем сохраняются очереди. Люди пишутся в списки с пяти утра. Выясняю, что стоят за компенсациями по вкладам, чтобы заплатить налоги, за услуги, аренду, проценты по кредиту. А также чтобы получить пенсии.

— Бизнес продал, положил деньги в Приват Банк, хотел открыть новое дело, теперь обещают компенсировать только 700 тыс. рублей. Почти миллион потерял, — говорит Николай Могилевский.

— Раньше в Крыму работало 830 отделений банков, украинские все закрылись, российские только начали обосновываться. Сейчас функционируют 220 отделений, в ближайший месяц откроем еще 60, — объясняет экономист Елена Волуйко.

— Все финансовые структуры были завязаны на Киев. У нас в Камышовой бухте было отделение Сбербанка России, так оно тоже закрылось. Оказывается, управление в нем шло тоже через Киев, — говорит житель Севастополя Николай Ромасько. — Это сейчас уже можно получить денежные переводы, а полтора месяца назад мы вообще без налички сидели. Занять не у кого было, каждую гривну берегли. Кто мог — звонил родственникам и знакомым, чтобы передали деньги с проводниками поездов.

В переходный период решено было открыть «банки на воде». В Артиллерийской бухте сейчас пришвартовался пассажирский паром «Капитан-лейтенант Казарский», на котором стоят рублевые банкоматы Сбербанка. «Пройдет инкассация, и прямо на судне можно будет снять рубли. Пока так», — сообщил губернатор Севастополя Сергей Меняйло.

Кстати, жители Крыма первыми перейдут на платежную систему ПРО100 (универсальная электронная карта, читается «просто»). В Севастополе уже шутят: «Ударим ПРО по НПРО (система национальной противоракетной обороны США)».

Впрочем, бьют и не шутя. В Крыму сейчас активно сносят незаконные заборы на пляжах. Отряды самообороны и общественники крушат ограждения на берегу, водолазы МЧС сварочными аппаратами срезают подводную часть заборов. Наконец будет открыт доступ к морю в тех местах, где много лет стояли нелегальные ограждения и особняки украинских олигархов. Все 560 крымских пляжей этим летом станут общедоступными.

С 29 мая в Крыму начинается регистрация сделок с недвижимостью. С начала марта оформление сделок купли-продажи на полуострове нотариусы приостановили, так как Украина заблокировала доступ к реестру прав на недвижимость и земельные участки. За это время цены заметно подросли. На риелторов обрушился буквально «девятый вал» звонков.

— Разогрев рынка и цен начался еще до проведения референдума. В последний месяц каждый второй звонок идет или из Москвы, или из одного из нефтегазовых регионов России, — делится риелтор Вадим. — Для приема заявок и консультаций наше агентство недвижимости было вынуждено принять еще двух сотрудников.

Если раньше стоимость сотки на первой береговой линии в Ялте была 20–25 тыс. долларов, то теперь доходит до 60. На удалении 1–1,5 километра от моря за сотку земли просят 2–3 тыс. долларов. До референдума можно было сторговаться и на 500. Та же картина и с недвижимостью. Квартира площадью 30 квадратных метров стоила 27 тыс. долларов. Сейчас за эту «убитую» хрущевку хотят получить 60 тыс. долларов. Причем многие из тех, кто хотел продать дом или квартиру, сняли свои предложения, так как боятся прогадать с ценой.

В новостройках, возводимых по монолитно-кирпичной технологии, стоимость «квадрата» составляет уже 2–2,5 тысячи долларов. А вот цены на элитное жилье начинаются уже с 3 тысяч долларов за квадратный метр. И это на стадии земельных работ.

По заверениям риелторов, немало звонит и тех, кто хочет обменять Киев на Ялту, Алупку или Симферополь. Сейчас специалисты только показывают жилье и оформляют задатки, но предрекают, что недвижимость в Крыму может превзойти по стоимости краснодарскую.

«Перешли на полудикий сорт пшеницы»

Одним из самых сложных для небольших городов Крыма остается вопрос наполнения бюджета. Предприниматели не спешат заключать трудовые договоры со своими работниками. Например, в Феодосии, по сообщениям начальника финансового управления Феодосии Елены Кудрявцевой, 55% трудоспособного населения города не работает официально, не платит налоги в бюджет.

Жителей Крыма предупредили: будет значительно расширен экономический блок МВД.

— В Крыму чиновники, получив «на лапу», на многие нарушения закрывали глаза, — говорит фермер Антон Молочный. — В российском законодательстве более жесткие штрафные санкции за дачу взятки и подкуп должностных лиц. Надеемся, что будем наконец работать в правовом поле.

Крымским фермерам и аграриям в этом сезоне не позавидуешь.

— В начале мая пошла тепличная клубника. Раньше мы поставляли ее на рынки Киева, Харькова, Запорожья, Донецка. Реализовывали за 50–55 грн. за килограмм (около 190–200 руб. по курсу прошлого года), — рассказывает фермер Никита из Первомайского, что под Симферополем. — В этом году препятствием стала граница. Чтобы пройти таможню, требовалось от 10 до 15 часов стоять в очереди. Рисковать не могли, клубника — товар скоропортящийся. Пришлось продавать ее в Крыму. Народ у нас небогатый. Отдавали за 15–30 гривен (57–95 руб.).

Фермер рассказывает, что скоро созреет клубника на полях, которую тоже придется отдавать за полцены. Многие фермеры нанимали работников для сбора. «Им надо платить. В этом году дешевле будет оставлять поля несобранными», — говорит Никита.

Трудные времена и у производителей риса, пшеницы и сои. Все дело — в поливе.

По данным Минприроды, Крыму необходимо 2 млрд кубометров воды в год. Из них 1,6 млрд кубометров, или 80%, требуется на сельское хозяйство в степных районах Крыма. Половину поступающей воды обеспечивал Северо-Крымский канал. Теперь Киев фактически прекратил водоснабжение Крыма.

Сельхозпроизводители заговорили о капельном орошении, как в Израиле, где более половины территории приходится на пустыни. Ученые также вспомнили о сортах пшеницы, кукурузы, подсолнечника и сорго, которые могут расти в крайне засушливых условиях.

— У нас в Раздольненском районе вообще решили перейти на полбу — полудикий сорт пшеницы. Хотя урожайность у нее не очень высокая — 10–12 центнеров с гектара, — говорит директор небольшого сельхозпредприятия Юрий Мун.

Хуже всех приходится фермерам, кто специализировался на выращивании овощей.

— Когда идет посев ранних овощей, очень важно питать землю водой. Без полива в степном Крыму ничего не вырастишь, — делится с нами бизнесмен Ильяс из поселка Заречное. — Днепровская вода для нас стала недоступна. Мы всей семьей, включая шестилетнего внука, по 12 часов вручную носили воду из заболоченного озера. Спасли только часть всходов. Уже ясно, что овощей будет вполовину меньше обычного.

Вся надежда фермеров теперь на поздние овощи. В Крыму сейчас аграрии активно бурят скважины. Геологи на полуострове нарасхват.

— За каждую скважину просят 120–130 тысяч рублей. Очередь расписана на несколько недель вперед. У меня 300 гектаров земли. Что делать? Одолжил деньги у родственников, — делится бизнесмен Али Юсупов. — У меня ко всем полям подведены линии электропередачи, чего нет у многих других фермеров. Им как выживать? Есть районы, где подземная вода солоноватая, мы ее называем верховодка. Если ей поливать землю, потом требуется много вносить удобрений. А это уже большие деньги. Тогда сколько будет стоить килограмм картошки или кукурузы?

Власти делают все возможное, чтобы спасти Крым от обезвоживания.

Военные специалисты из Минобороны России запустили 5-километровый участок трубопровода. Вода из артезианских скважин пошла в 10-тысячный Старый Крым. Смонтирован уже новый трубопровод, который дотянулся до Феодосии.

Были перекрыты реки Салгир и Биюк-Карасу, поток воды перенаправили в русло Северо-Крымского канала. Сейчас он наполнен уже на 2/3 от обычной нормы. В Джанкойском районе проблема с поливом решена. Вода скоро дойдет и до северо-востока полуострова.

Когда верстался номер, стало известно, что Украина, после того как поставила счетчики, готова пустить воду в Северо-Крымский канал. Раньше литр воды стоил 6 копеек, теперь украинская сторона хочет получать 3 гривны, что в 50 раз больше.

На полуострове снизились цены на бензин. Они сейчас на 35% меньше, чем на Украине.

Светлана Самоделова

Севастопольское агентство новостей — Новости Севастополя

www.sannews.com.ua

Источник: МК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ