Как закалялась Рыжая скала

108
0
Новости Севастополя

Севастополь новости, 02 марта 2016.

ИЗ ИСТОРИИ СЕВАСТОПОЛЬСКОГО СКАЛОЛАЗАНИЯ. Над автотрассой Севастополь — Ялта есть особенное нависание, рыжее по цвету. Рыжей скалой его и назвали. Под ней талантливый русский инженер Гарин-Михайловский предложил дорогу проложить. Так ее и построили. В конце прошлого века (до конца оставалось 25 лет) скала приглянулась скалолазам.

Чистый, сухой монолит. Даже при моросящем дожде остаются сухие участки. Первоначально опробовали для лазания самые простые маршруты. Оказалось, что лазание комфортное. Нет пыли и грязи. На голову ничего не сыплется. Для севастопольских скалолазов зимним лагерем оставался Батилиман. Но на лето все секции перебирались под Рыжую скалу в Ласпи. Скалодром расположен прямо у автодороги. Вышел из автобуса, калоши надел — и вперед! Студенты Севастопольского приборостроительного института под эту скалу перебирались уже к маю. За подпорной стеной дорожные строители оставили своеобразный стадиончик. Тогда он был чист и гладок. До пятидесяти палаток на нем легко располагалось. О камнепадах никто не беспокоился.

Каждая тренировка скалолазов в те времена начиналась с навешивания страховки. Нужно было подняться на вершину скалы, закрепить за деревья и скальные выступы веревочные страховочные петли, свести их в одну точку и простегнуть через страховочный карабин веревку верхней страховки. Дело сложное и ответственное. Либо тренер сам шел наверх, либо посылал самых подготовленных спортсменов. По окончании тренировки нужно было эти петли снять и спуститься вниз по скалам и тропам.

Студенты — люди прогрессивные, изобретательные. Лень — двигатель прогресса. Вот в 1977 году и родилась идея оборудовать Рыжую скалу постоянными верхними точками страховки. Во-первых, петли вязать не нужно каждый раз. Во-вторых, любой новичок в такую петлю способен пропустить веревку.

В-третьих, после тренировки достаточно снизу дернуть за конец веревки… и она уже в рюкзаке.

Предстояло решить две задачи. Нужно было организовать надежные точки крепления верхней страховки. Остановились на варианте забивки в скальные трещины стальных анкеров с проушинами. Вторая задача — долговременные петли. Только тросовые конструкции. Решение первой задачи предложил студент радиотехнического факультета СПИ Евгений Мешков. Приближался период строительных отрядов. Радистов направили в строящийся Студгородок, на новый корпус института на берегу Стрелецкой бухты. Тут-то на стройке и проявились таланты скалолазов-радистов. Научились варить и резать арматуру Игорь Цыбранков, Владимир Мустафин, Александр Губанов и автор этих строк. Два десятка шкворней изготовили уже за неделю во время обеденных перерывов стройотряда. Отвезли их в Ласпи и начали заколачивать в скалы. Опыта не хватало. Кувалдами по миллиметру вгоняли в трещины скал арматуру диаметром до тридцати миллиметров. Но звук был при забивке бодрящий. Железяки пели, обещая стать надежной страховкой.

Процесс забивки занял три недели и стоил стертых до мозолей ладоней не только нашим скалолазам, но и гостям Крыма, приехавшим полазать в Ласпи. Все проявляли интерес к такой новации. Хотели внести свою лепту.

Вторая задача сперва решалась за счет кусков капронового рыбацкого фала диаметром от 12 и выше миллиметров. Но на солнце капрон стремительно терял прочность. Тогда вариант неожиданно подсказали дорожные строители. В тот период старые тросовые отбойники вдоль дороги на всем протяжении от Ласпи до Ялты начали заменять ленточными. Точнее, только собирались этим заняться. Старые ограждения уже разобрали частично. До новых еще руки не дошли. Два троса метров по пятьдесят с разобранных ограждений мы в течение субботы уперли на высоту 90 метров от их первоначального расположения. Туда же подняли и скобы-зажимы, которыми тросы раньше крепились на дороге. Металлолому предстояло еще лет 20 послужить на славу Родины и советского спорта.

Наш земляк и кумир, мастер спорта СССР Сергей Калошин не стал смеяться над затеей студентов. Сам впрягся с полиспаст, помогая поднять трос на вершину скалы. «Нужное дело, пацаны, делаем», — сказал Серега. По его мнению, финал тренировки со снятием веревок занимает полтора-два часа. Теперь за 10 минут до прихода автобуса «Форос — Севастополь» можно сдернуть капрон, в рюкзак затолкать. И полтора часа тренировки сэкономить. Мастер, он понимал цену вопроса. Вместо страховочных карабинов тогда мы установили на тросах такелажные скобы, расклепав резьбовые соединения: и не украдет никакой гад, и надежно вроде бы.

Две тросовые петли на Рыжей скале провисели столько, сколько сопромат позволял. Уже через пару лет мы поняли, что рыбацкий фал, на котором мы лазали, активно перепиливает рыбацкие такелажные скобы. Сталь не выдержала нагрузок наших тренировок. Пришлось скобы менять. Благо, стоили они копейки. Хотя и копейки имели тогда иную цену. За бутылку водки (3 рубля 62 копейки) и банку маринованных огурцов (70 копеек) шкипер рыболовецкого сейнера отдавал два десятка наскучивших ему такелажных скоб сечением 20 миллиметров.

Сложнее было с капроновым фалом. За «Столичную» больше 250 метров веревки никто не давал. Так что лазали на том, что успевали добыть. Нередко на тренировках сами спортсмены обнаруживали разрушение оплетки фала. Тогда в месте повреждения вязали узел проводника… И продолжали тренировку. Но узлы не могли пройти через верхнюю точку страховки. Веревка переходила в разряд обрывков и петель. И только волею тренера непригодные концы сжигались на костре, дабы неповадно было использовать их в деле воспитания молодежи.

После Рыжей скалы пришла очередь освоения ее соседки — Серой скалки. Вроде и невысока она — 40-50 метров, но какое разнообразие категорий трудности! Для студентов — раздолье. Развесили 6-8 веревок, и весь тренировочный день занят без всяких там пауз. Пришлось и на этой скале забивать стальные штыри. И по сей день они служат верой и правдой. Потрудились в том деле и старшие товарищи, и молодежь. Андрей Соснин и Андрей Орлов (Трутень) несколько дней не расставались с кувалдами. Александр Пигарев (Штирлиц) и Вадик Исаев поработали от души. На этой «сороковке» уже в 1979 году проходили соревнования городского масштаба. А секция «Эдельвейс» Севастопольского приборостроительного института считала эту скалу своим полигоном. Здесь первые спортивные разряды выполнили Ирина Щуплова (Кроха), Татьяна Жвакина (Нюха, мастер спорта СССР), Галина Чумакова, Игорь Поздняков, Володя Дерябин, Игорь Линецкий, Леня Древятников, Лариса Тимошенко, Лёля Пыко, Нина Корнилова, Галя Клименко, Игорь Сухомлинов, Игорь Самаренков.

Чуть позже скалку облюбовали спасатели для тренировок. Начальник Севастопольского спасотряда Михаил Ерогодский разметил трассу спасательных работ. Михаил Воробьев, Владимир Кушнаревич и многие другие спасатели здесь оттачивали мастерство работы с тросовым комплектом и с подручным снаряжением. Наставниками выступали Валерий Викторович Прутков и Юрий Дмитриевич Павлов. В альпинизме редко отчества произносили в те годы. Но этих ветеранов только по имени-отчеству звали. Здесь команда Севастопольского спасотряда стала легендарной, уверенно выиграв соревнования у многих мастерских команд Крыма и Украины.

На уникальной фотографии — команда КСО Севастополя 1984 года после финиша: старший инструктор — Валерий Якимович, Александр Кучерявый, сидит бард Александр Губанов, лежит Игорь Линецкий (в очках — Шпион), Александр Савченко, Михаил Зимин, Николай Сосновских, капитан команды — Владимир Илларионов.

Огромные усилия приложил к обустройству скалодрома на Рыжей скале Борис Шилов. Он был главным тренером всех балаклавских скалолазов. Ему же принадлежит ряд уникальных рекордов в спасении людей. Однажды до срока утреннего подъема своей команды Борис Михайлович проснулся, потянулся и пошел за водой к роднику. Группа москвичей уже начала тренироваться на наших веревках на Рыжей скале. Но веревок было такое количество, и висели они столь плотно, что никто не рискнул бы определить, где чья. Карнизы Рыжей скалы — не для дилетантов. Поднял Борис Шилов голову вверх посмотреть, кто там корячится на скале, видит, что пацан уже не лезет, а летит вниз с ускорением свободного падения. Борис Михайлович в мгновение понял, что страхующий выбирал «чужую» веревку. А веревка спортсмена под собственным весом выбиралась, создавая иллюзию верхней страховки. Шилов услышал шелест веревки под ногами и схватил ее. К счастью лазуна, это была веревка, которая держала его жизнь на волоске. Голыми руками такой рывок остановить трудно. Шилов вернулся к палаткам с содранной кожей на ладонях, с огромными ожогами рук и ног. Он буквально намотал на себя все, что шуршало. Пацан не долетел до земли буквально четыре метра. Как его звали, я не знаю. Не знал и Борис Шилов.

Второй раз Борис отличился зимой. Форосский автобус, переполненный, как всегда, возвращался в Севастополь. Автобус стоял в селе Гончарном на контрольно-пропускном пункте. Матрос и мичман тщательно проверяли паспорта с пропиской в закрытой зоне. Напротив — замерзшее озеро. Дети бегают по льду. Один проваливается, остальные орут. Шилов через головы пассажиров вылетает из автобуса, на ходу скидывает куртку, бросается на лед. Пацана в нырке достает уже из-под воды. Утоплого. Выкидывает его на лед и сам за кромку пытается ухватиться. Скалолазы успели веревку размотать, тренеру конец кинуть. Чудом вся эта история завершилась благополучно. Мальчишка сам пришел в себя, дышать стал. Мокрого, дрожащего от мороза Бориса Михайловича Шилова водитель автобуса Запорожан (фамилию помню!) отпаивал спиртом из неприкосновенного запаса для тормозной системы. Медаль «За спасение на водах» лет через пять-шесть нашла героя. Но об этом знали только самые близкие люди. Имя спасенного до сей поры никто не знает.

Мощный камнепад и селевой поток не так давно уничтожили комфортную стоянку под Рыжей и Серой скалами. Теперь здесь каменный хаос. Палатку (даже одну!) поставить негде. И для жизни опасно.

Но уже в новейшей истории Севастополя спортивная жизнь вернулась на скалы Ласпи. Только в прошлом году на Рыжей прошел целый ряд престижных всероссийских соревнований. И Серую скалку не забыли. Изменилось за 40 лет спортивное снаряжение. Техника лазания стала иной. Верхняя страховка в скалолазании стала историей. Но спорт остался. И приверженцев его не стало меньше.

Да тут и прогресс подоспел с перфораторами и аккумуляторными батареями к ним. С современными шлямбурными крючьями. И эпоксидными смолами. Вот и обросла Рыжая сотней точек страховки. Лезь, куда хочешь. Пока есть возможность, лезь!

В. ИЛЛАРИОНОВ, десятикратный капитан севастопольской команды — победительницы ежегодных соревнований (1979-1989 гг.) спасотрядов Крыма и Украины.

Севастопольское агентство новостей — Новости Севастополя

www.sannews.com.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ