Новости Севастополя

Севастополь новости, 23 января

В ходе предвыборной гонки в США произошла цепочка, мягко говоря, странных смертей — все, кто так или иначе был связан с публикацией компромата на Хиллари Клинтон, были убиты (или умерли «сами» — по официальной версии). Немецкий журналист Удо Ульфкотте стал известен российской аудитории пару лет назад, после того, как он взял на себя смелость выйти из коррумпированной журналистской сети Германии и поведал всему миру о том, как ЦРУ установило тотальный контроль за европейскими СМИ с целью манипуляцией общественным мнением. В 2015 году его книга «Продажные журналисты. Любая правда за ваши деньги»  вышла на русском языке. В ней собрана обширная фактология, убедительно доказывающая, что «независимых» и «свободных» СМИ в Европе не существует.

Удо Ульфкотте собирался встретиться с новым президентом США Дональдом Трампом. Но 13 января он не прибыл на рейс в Нью-Йорк. Вскоре после этого был найден мертвым.  Ему было 56 лет. Последние годы своей жизни Удо Ульфкотте разоблачал ЦРУ, которое платит журналистам в Германии, Франции, Великобритании, Австралии и Новой Зеландии с целью создавать «фейки» и «вбросы», в том числе — для демонизации России.

На мой взгляд, его «смерть», а точнее убийство — не случайно.

Представьте себе, если бы он встретился в Трампом — чтобы он ему рассказал?

Трамп уже сравнил работу ЦРУ с работой спецслужб нацистской Германии. Чем необычайно разозлил бывшего директора ЦРУ Бреннана.

Это, кстати, было 11 января:

Новости Севастополя

А через 2 дня, 13 января, собиравшийся на встречу с Трампом Удо Ульфкотте был найден мёртвым в номере отеля в Германии.

Здесь не нужно быть оракулом, чтобы понять, кому он мешал, и кто дико боялся его встречи с Трампом.

Он мог бы стать козырем в «выстраивании отношений» Трампа с американскими спецслужбами.

Да, одно его совместно появление на камеры вместе с новым президентом США — уже бы поставило под угрозу всю агентурную сеть ЦРУ в немецкой журналистике.

Вот издательское описание его книги:

От издателя

В книге известного немецкого журналиста Удо Ульфкотте ярко, конкретно и подробно описана ситуация в германских средствах массовой информации, погрязших в коррупции, взяточничестве и политической ангажированности. Скрытая реклама и открытый пиар, проплаченные статьи и телепередачи, замалчивание одних и раздувание других фактов в интересах правящей элиты или коммерческих компаний — вот далеко не полный инструментарий с немецких «акул пера». Важным достоинством книги является откровенное признание автора в собственном прошлом участии в оболванивании и промывке мозгов читателей. Работая в крупнейшей газете «Франкфуртер альгемайне цайтунг» на высоких должностях, он был как никто другой осведомлен о способах подкупа представителей «четвертой власти». Вы узнаете, какой предлог придумали США для начала войны в Ираке; как урановые боеприпасы НАТО на Балканах стали безвредными: как заманивали Болгарию и Румынию в ЕС; как американские и британские спецслужбы подтасовывали результаты опросов; как насильственно вводили евро в Германии; зачем была предпринята попытка обелить Гитлера; почему немецкие СМИ обвинили Россию в крушении малазийского Боинга на Украине.

В настоящее время автор работает над продолжением своих разоблачительных материалов.

К сожалению, как вы понимаете, работа внезапно прекратилась.

В связи с этим я рекомендую ознакомиться с расследованиями покойного Удо Ульфкотте тем, кто этого ещё не сделал.

Во-первых, можно посмотреть следующее интервью с ним:

Во-вторых, привожу небольшой фрагмент его книги «Продажные журналисты. Любая правда за ваши деньги», чтобы побудить уважаемых читателей к её прочтению.

В удавке секретных служб

С момента разоблачений Эдварда Сноудена мы уже точно понимаем, что в лице США у нас есть Большой Брат, который все о нас знает. Знает все о каждом из нас. Пока мы послушно делаем то, что он хочет, он остается для нас любящим старшим братом. Но стоит нам перестать разделять его мнение, начинают происходить вещи, которые раньше рассматривались как порождения фантазий сторонников «теории заговора». Профессору Вернеру Вайденфельду этот Большой Брат знаком лучше, чем многим другим. Ведь он на протяжении многих лет был координатором федерального правительства ФРГ по вопросам германско-американского сотрудничества. Во время ток-шоу «Бекман» он рассказал нам, как выглядит на практике эта «дружба» между Германией и США:

Могу сказать вам, что за 12 лет моей деятельности в качестве координатора отношений с Америкой я был свидетелем трех манер поведения американского правительства. В момент, когда мы придерживаемся с ними одного мнения, мы – лучшие друзья. Мы обнимаемся так, что боимся за свои ребра – настолько интенсивны объятия. Если мы расходимся во мнениях по второстепенным вопросам, американское правительство, с полным на то основанием, говорит: вот, значит, как вы с нами поступаете, где же ваша историческая благодарность, ведь мы завоевали для немцев свободу и безопасность и сохранили их. Если же мы расходимся во мнениях по какому-либо серьезному вопросу, на стол выкладываются материалы секретных служб, очень неприятные для Германии, и нам говорят: либо вы поддержите нас, либо уж не обессудьте. (…) У американцев совершенно четкое представление о защите собственных интересов. (…) И в соответствии с этим все и делается. Такова реальность.

Ясно одно: с начала 1950-х годов американские секретные службы создали и начали финансировать в Германии целый ряд частных благотворительных фондов, поставив перед ними одну-единственную цель. А именно создавать, под прикрытием соответствующей «легенды», форпосты спецслужб, внедрять в них, под видом сотрудников, офицеров спецслужб, влиять в проамериканском духе на будущую немецкую элиту, делая ее, по мере возможности, уязвимой для шантажа.

Давайте рассмотрим еще подробнее близость американских фондов к секретным службам США. Возможно, при всякой крупной встрече журналистов, политических деятелей и представителей предпринимательских кругов под патронажем американских «мозговых трестов» за тем же столом присутствуют и представители ЦРУ или иных спецслужб США. Я не раз принимал участие в мероприятиях таких организаций на правах лояльного журналиста. Так, например, я, как нечто само собой разумеющееся, принимал в ходе шестинедельной поездки в США по приглашению Германского фонда Маршалла (с официального одобрения ФАЦ) приглашения от резидентов БНД и был неоднократно представлен сотрудникам американских разведслужб. Не секрет, что Германский фонд Маршалла поддерживает превосходные отношения с секретными службами. Когда в июне 2014 года прежний начальник секретной службы Саудовской Аравии встречался с экс-шефом израильской военной разведки, их встреча, само собой разумеется, проходила в Германском фонде Маршалла84. А Карен Донфрид, возглавляющая Фонд Маршалла, ранее отвечала в Совете национальной безопасности Обамы за Европу. Другие бывшие руководящие сотрудники Фонда также, скорее всего, близки к секретным службам. Сьюзен Вулси, супруга бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси, является членом попечительского совета и директором Германского фонда Маршалла. Да, вот еще что: контакт с ее мужем, боссом ЦРУ Джеймсом Вулси, я установил через Германский фонд Маршалла.

Поведение этого Германского фонда Маршалла по отношению к нам, журналистам, было аналогично поведению описанного несколькими главами ранее оманского султана-миллиардера. Германский фонд Маршалла вручил каждому из нас конверт с наличными деньгами – на расходы во время пребывания в США. Мне было позволено выбрать себе автомобиль с кондиционером, аренду которого и бензин тоже, естественно, оплачивал за меня Фонд. Он оплачивал за меня также проживание в гостиницах, стирку белья и питание. Кроме того, как читателю уже известно из истории о симпатичном миллиардере из Омана, были и подарки. Как вы, возможно, помните, султан оплатил мне частного инструктора по дайвингу и курс ныряльщика-спасателя с последующим получением удостоверения Профессиональной ассоциации инструкторов по дайвингу (PADI). Во время же «элитного» трансатлантического вояжа, организованного Германским фондом Маршалла, мне, к моему величайшему изумлению, при посещении одной американской фирмы были вручены главные элементы снаряжения дайвера-спасателя. Очевидно, американцы совершенно точно знали, какие именно подарки я незадолго перед тем принял, в качестве подкупа, в Омане. А вслед за тем мне было дозволено вместе с командой американского спецназа «Морские котики» испытать новое снаряжение неподалеку от Сан-Диего на глубине почти 60 метров. Именно во время этого вояжа Германский фонд Маршалла (как я уже описал выше) преподнес мне сюрприз в виде удостоверения почетного гражданина федерального штата Оклахома. На определенном этапе этого вояжа по США я уже перестал различать, что получал действительно от Германского фонда Маршалла, а что следовало скорее отнести на счет щедрости секретной службы США. Ясно лишь одно (да там никто и не делал секрета из этого), что между этими организациями существовали тесные связи. Я подозреваю, что аналогичным образом сегодня обстоит дело и со многими другими трансатлантическими организациями, немалое число которых было основано спецслужбами США или с их помощью.

Когда я в качестве корреспондента «Франкфуртер альгемайне цайтунг» передавал с Ближнего Востока репортажи о военных миссиях западных стран, то в особых ситуациях, с учетом «договоренностей», заключенных ранее в ходе состоявшихся чисто случайно «бесед с представителями кругов, близких к секретным службам», сообщал информацию сначала секретным службам, и лишь потом – ФАЦ. Во время моих зарубежных командировок важная новая информация сообщалась «военному атташе» посольства Германии (чаще всего – агенту БНД) и местным американцам, а затем – также и ФАЦ.

Мне неизвестно, заключаются ли такие же договоренности в ходе неофициальной части визитов приглашенных в США «Атлантическим мостом» лиц. Например, «молодых лидеров», приглашаемых в рамках концепции, аналогичной концепции приглашений, присылаемых мне, или они заключались в прошлом (возможно, даже без ведома «Атлантического моста»)? Но Ютта Дитфурт на странице 145 своей книги «Война, атом, бедность. Что они говорят, что они делают. “Зеленые”» (Krieg, Atom, Armut. Was sie reden, was sie tun. Die Grünen) описывает в общих чертах, как в США пытаются использовать молодых немецких политиков в качестве орудия для достижения собственных целей. Там сказано:

Хотя вечер завершился открытым конфликтом, наш гостеприимный хозяин из Американского института изучения современной Германии остался удивительно невозмутимым и только спросил меня, готова ли я написать исследование о моей партии. Я отказалась. Чтобы уговорить меня, он назвал мне имена и фамилии «зеленых», проявивших большую готовность к сотрудничеству, чем я. Одного из них звали Лукас Бекман, другого – Отто Шили. О Петре Келли было сказано, что она хорошо известна. Но я опять сказала: «Нет!» В последующие дни я узнала очень много интересного о том, какое «дополнительное обучение» предлагается германским политикам, рассматриваемым как пригодные к использованию руководящие кадры. Я вспомнила об этом, когда через одиннадцать лет прочитала, что Фишер хорошо известен. Это обычное в таких случаях выражение, которое сегодня можно снова найти применительно, скажем, к министру обороны цу Гуттенбергу в документах Викиликс.

Опыт общения, аналогичный тому, который Ютта Дитфурт, судя по ее книге, приобрела в США, у меня был как в США, так и в Германии. Поэтому могу сказать, опираясь на собственный опыт, прежде всего, следующее: объятия секретных служб поначалу, на протяжении целого ряда лет, совершенно неощутимы. Хотелось бы, по ходу дела, обратиться к опыту первых, едва заметных попыток сблизиться со мной, предпринятых БНД в ту пору, когда я еще и не подозревал, что стану когда-нибудь журналистом, и обрисовать эти попытки в самых общих чертах.

В начале восьмидесятых я был студентом университета города Фрайбурга-им-Брайсгау. Изучал правоведение и политологию. Зимний семестр 1979/80 года подходил к концу, близилась пора очередных каникул. Я запланировал отправиться в путешествие по Италии. Поскольку нужно было оплатить следующий семестр, после каникул мне предстояло работать на стройке или в качестве официанта. Во время студенческих каникул необходимо было зарабатывать деньги, верность этому правилу я решил сохранить и на этот раз. На тот момент мое представление о германской Федеральной разведывательной службе БНД было таким же, как и у любого другого среднестатистического гражданина. Для моей учебы в университете это не имело никакого значения, у меня не было повышенного интереса к характеру деятельности агентов БНД. Лишь позднее все стало иначе. В ту пору университетские профессора еще считались уважаемыми персонами, и студенты старались не спешить отказываться выполнить их желание. Поэтому я, как нечто само собой разумеющееся, внимательно и вежливо выслушал обращенные ко мне слова одной из этих уважаемых персон, передавшей мне после лекции, незадолго до начала зимних каникул, какую-то листовку. Во всяком случае, то, что он, профессор, мне передал, с первого взгляда было похоже на листовку. Но это было приглашение. «В этом вы должны непременно принять участие. А потом расскажите мне, как вам это понравилось», – сказал юрист. Уважаемый человек. Известный человек. И человек, ведший двойную жизнь. Мне неизвестно, приглашал ли он еще и других студентов, и беседовал ли он с ними. Хотя вполне могу себе это представить. Вообще-то само по себе приглашение принять участие в курсах повышения квалификации не представляло собой ничего необычного. Профессора знали своих студентов и оказывали поддержку тем, кто выделялся среди других. Так делается и сегодня. Так что у меня не было никаких причин для удивления.

Бросая взгляд в прошлое, я понимаю, что почтенный профессор работал на БНД. Насколько он сам был связан с этой сетью, я сказать не могу. Я даже не помню, беседовал ли с ним впоследствии об этих встречах, представлявших собой попытки спецслужбы найти подход к их участникам с целью их возможной последующей вербовки. Переданная им мне листовка была приглашением принять участие в «Семинаре по изучению конфликтов». Основной темой семинара было «Введение в проблематику конфликта между Востоком и Западом». По правде говоря, ничего более скучного я себе в те дни и представить не мог. Я еще обдумывал, как в доступной форме объяснить профессору отсутствие у меня интереса к его предложению, когда моего слуха достигли его заманчивые слова: «Вы получите 20 марок суточных, расходы на железнодорожные билеты до Бонна, где проходит семинар, вам возместят. А в Бонне вас, естественно, будет ждать уже оплаченный гостиничный номер. В конце мероприятия вы получите также 150 марок на книги». Этими словами профессор сразу же пробудил во мне огромный интерес. За восемь часов работы на стройке можно было заработать не больше 50 марок. А тут мне предлагали бесплатный номер в гостинице, бесплатное горячее питание, да еще и финансовую «конфетку» – странно, почему я раньше не испытывал этого внутреннего, прямо-таки страстного желания посетить «семинар по изучению конфликтов»? Теперь я не в силах был просто взять и подавить в себе это страстное желание. Я согласился, чем явно обрадовал профессора. Резиденция «Общества изучения проблем современности» – ныне уже не существующего – располагалась в Бад-Годесберге, престижном пригороде Бонна, тогдашней столицы ФРГ, на Убиерштрассе, 88. Его деятельность финансировалась Министерством обороны ФРГ. Сегодня давно уже известно, что оно было связано с БНД. Критик деятельности БНД Эрих Шмидт-Эенбоом много лет спустя описал в своей книге «Подполье – БНД и немецкие журналисты» (Undercover – Der BND und die deutschen Journalisten) такие семинары и практиковавшуюся на них вербовку студентов спецслужбами. 25 февраля 1980 года я впервые встретился в старинном двухэтажном бюргерском особняке на Убиерштрассе, 88 с примерно двадцатью другими студентами. Подобно мне, все они были первокурсниками, съехавшимися изо всех федеральных земель, чтобы наконец-то получить возможность изучить истинные, закулисные причины конфликта между Востоком и Западом. Слушая доклады, настолько скучные, что вызывали у нас зевоту, мы многое узнали о Советском Союзе и о ГДР. Мы проводили ролевые игры, в ходе которых защищали или, наоборот, критиковали коммунизм. Из разговоров я узнал, что и другие участники попали в тогдашнюю федеральную столицу Бонн аналогичным путем – им также рекомендовали принять участие в мероприятии по повышению квалификации. Немного странным был разве что запрет заходить на второй этаж старинного особняка. Лестница на таинственный верхний этаж была для нас табу. На первом этаже сидел человек, с которым мы время от времени встречались в здании, роль которого в игре нам, однако, оставалась неизвестной. Он представился нам как Шульте, хотя мне неизвестно, была ли это его настоящая фамилия. Как выяснилось впоследствии, господин Шульте был достаточно точно проинформирован о каждом из нас. Ролевые игры и бесконечные дискуссии были не чем иным, как хорошо замаскированной проверкой наших взглядов германскими секретными службами. Мы этого совершенно не замечали. А тогдашний управляющий делами «Общества изучения проблем современности» Рудольф Ротэ, согласно Шмидт-Эенбоому, позднее утверждал, что якобы ничего не знал о деятельности господина Шульте.

Именно с этим я впоследствии постоянно сталкивался во время моих поездок в США. Крупные и щедрые организации финансировали поездки и каждую секунду очень внимательно наблюдали за нами, участниками этих поездок, в самых разных ситуациях. Я могу подтвердить то, что Ютта Дитфурт пишет о «дополнительном обучении», предлагаемом в ходе таких поездок в США. Именно поэтому следует избегать близости к подобным организациям. Связавшись с ними, слишком легко можно утратить свой внутренний стержень.

Так почему же «Атлантический мост» считается «близким к США»? Творятся ли и там тайные дела? Вроде тех, с которыми я, пусть в иной форме, столкнулся в «Обществе изучения проблем современности»? Некоторые люди изменили свое мнение и повернулись к «Атлантическому мосту» спиной. К их числу относится «зеленая» Катрин Гёринг-Эккардт. Поначалу она была наивной и говорила:

Подобно некоторым другим «зеленым», я являюсь членом объединения «Атлантический мост». «Атлантический мост» – объединение, которое, как зафиксировано в его уставе, служит целям развития взаимопонимания между народами. Это зарегистрированное объединение, осуществляющее свою деятельность на основе законодательства об объединениях (и потому является таким же демократическим, как любое спортивное объединение и т. п.), проводит конференции и кулуарные беседы на внешнеполитические темы, в частности, связанные с трансатлантическими отношениями. Это – темы, важные для нас, «зеленых», которые нам следует продолжать обсуждать с журналистами, представителями бизнеса и нашими политическими конкурентами, в формате этих или иных мероприятий».

В 2009–2010 годах она состояла даже членом правления «Атлантического моста». Теперь говорят, что она вышла из этой организации. Клаудиа Рот, состоявшая с 2005 по 2010 год в «Атлантическом мосту», недавно объявила о своем выходе из него. Чем Эздемир также утверждает, что больше не имеет отношения к этой организации. Однако в недавно вышедшей брошюре «Атлантического моста» Чем Эздемир именуется одним из самых выдающихся выпускников программы «молодых лидеров». В одном интервью Эздемир назвал журналиста, расспрашивавшего его по ходу интервью о том, что такое «Атлантический мост» и «молодые лидеры», сторонником «теории заговора», которого нужно лечить. В этом интервью Эздемир на полном серьезе утверждает: «Сторонники “теории заговора” нуждаются в медицинском лечении, а я – политик, так что им надо обращаться не ко мне. (…) Мне очень интересно, что по их поводу скажет врач». Как бы то ни было, на странице 47 отчета о деятельности «Атлантического моста» за 2010/11 год приводится фотография Чема Эздемира с указанием его имени и фамилии, причем в связи с программой «молодых лидеров». Может быть, Чем Эздемир вчинит «Атлантическому мосту» судебный иск за то, что эта организация включила его в список наиболее выдающихся представителей политической смены – выпускников программы «молодых лидеров»?

В свое время газета «Берлинер цайтунг» написала о странностях и скрытности «Атлантического моста» следующее:

То, что общественность так мало осведомлена о деятельности «Атлантического моста», далеко не случайно. Это объединение не относится к числу организаций, стремящихся производить внешний эффект. Напротив, оно действует тихо и незаметно, что порой придает объединению имидж тайного союза и репутацию элитарного клуба. Невозможно подать заявку на вступление в «Атлантический мост», организация сама приглашает вступить в ее ряды того, кого считает нужным для себя. Она считается весьма влиятельной. «Атлантический мост» получает поддержку от всех крупных немецких предприятий. Поименный список членов правления (…) читается как сборник «Кто есть кто в мире политики и бизнеса». А по другую сторону Атлантического океана действуют не менее влиятельные господа.

Сегодня «Атлантический мост» насчитывает около 500 членов, примерно половину из числа которых составляют предприниматели. В организацию входят также около ста политических деятелей. Остальные ее члены – представители науки, общественных объединений, профсоюзов и, прежде всего, средств массовой информации.

Севастопольское агентство новостей — Новости Севастополя

www.sannews.com.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ