Новости Севастополя

Севастополь новости, 31 марта

«МЫ ОТМСТИЛИ ЗА МОСКВУ!»

Сомневаюсь, что император Франции Наполеон Бонапарт, начиная войну против Российской империи, подозревал, что эта война станет для русского народа Отечественной и, что русская армия в едином порыве со своим народом разобьют великолепно вооруженную и выученную французскую армию, завоевавшую к тому времени половину Европы. И уж, наверное, в самом кошмарном сне не мог император увидеть этих «ужасных» русских казаков на улицах своей столицы – Парижа. Но так уж в истории России повелось, кто начинал против неё войну неизменно встречал в итоге российские войска, войска победителей в своих столицах: так было в Париже, так было в Берлине, так будет всегда.

Заграничный поход

Заграничный поход русской армии начался сразу же после окончания Отечественной войны. Уже в январе 1813-го боевые действия перенеслись на территорию нескольких стран Европы. А в начале января 1814 года войска союзников, которые состояли из русских, австрийских, прусских и немецких корпусов, вошли во Францию с целью свержения Наполеона, разбитого в битве под Лейпцигом в октябре 1813. Союзники наступали двумя отдельными армиями: русско-прусскую Силезскую армию возглавлял прусский фельдмаршал Блюхер и Главная (бывшая Богемская) русско-немецко-австрийская — армия под началом австрийского фельдмаршала Шварценберга.

Надо признать, что в боях на территории Франции Наполеон чаще одерживал победы, чем проигрывал, впрочем, ни одна из них не стала решающей из-за численного превосходства союзников. Он редко имел под рукой в одном месте более 40 тысяч солдат, в то время как его противники располагали 150—170 тысячами. Союзники несколько раз пытались двинуться на Париж, но французскому императору удавалось, сконцентрировав силы, отбрасывать фланговыми ударами армии Блюхера и Шварценберга на исходные позиции.

В 20-х числах марта 1814 Наполеон решил пройти к северо-восточным крепостям на границе Франции, где рассчитывал деблокировать французские гарнизоны, и, значительно усилив свою армию, принудить союзников к отступлению, угрожая их тыловым коммуникациям. Он надеялся на медлительность союзных армий и их страх перед его появлением в их тылах.

Вопреки прогнозам Наполеона 12 (24) марта союзные монархи, одобрили план императора Александра I о наступлении на Париж, и это правильное решение в шесть дней закончило грозившую затянуться войну. В пользу такого плана послужила информация о брожении в Париже из-за усталости французов от войны, в связи с чем снимались опасения ожесточённых боёв с вооружёнными горожанами на улицах шестисоттысячного города. Чтобы ввести Наполеона в заблуждение относительно намерений союзников, против него выслали 10-тысячный кавалерийский корпус российского генерала Ф. Винцингероде при 40 орудиях. Корпус мужественно сражался, задержал противника, но был разбит французами 26 марта.

Тем временем 25 марта союзные войска двинулись на запад, на Париж, и в тот же день под Фер-Шампенуазом вступили в бой французскими частями, которые спешили на соединение с армией Наполеона. В столкновении корпуса маршалов Мармона и Мортье были разбиты и отошли к Парижу.

29 марта союзные армии подошли вплотную к передовой линии обороны столицы. Когда Наполеон узнал о наступлении на Париж, то высоко оценил решение противника: «Это превосходный шахматный ход. Вот никогда бы не поверил, что какой-нибудь генерал у союзников способен это сделать». На следующий день он бросился со своей небольшой армией на спасение столицы, однако было слишком поздно.

Едут по Парижу наши казаки

Армия союзников насчитывала около 170 тыс. человек, около трёх четвертей её составляли русские войска. Французам, защищавшим Париж, было предложено капитулировать, но это предложение было отклонено. Столицу Франции защищали примерно 40 тысяч войска – остатки разбитых корпусов маршалов Мармона и Мортье и национальная гвардия плюс ополченцы. Париж на тот момент насчитывал более 600 тыс. жителей, пригороды города были хорошо укреплены. На Монмартре были установлены батареи – более 150 орудий. Бельвильские высоты защищало 20-тысячное войско при 90 орудиях. Оборонительные позиции кроме солдат занимали волонтеры, студенты, воспитанники военно-учебных заведений. Обороной города формально командовал старший брат императора, Жозеф Бонапарт, назначенный Наполеоном наместником империи в Париже.

Новости Севастополя

Союзная армия наступала на Париж тремя колоннами. Русско-прусская армия, под командованием фельдмаршала Блюхера, действовала на правом фланге. Центральную колонну возглавлял генерал от инфантерии М. Барклай-де-Толли, левой колонной командовал наследный принц Вюртембергский. Союзники спешили овладеть Парижем до подхода армии Наполеона, поэтому не стали дожидаться сосредоточения всех сил (к началу атаки Силезская армия и некоторые другие войска опоздали) для одновременного штурма со всех направлений. Вся тяжесть боя легла на русский центр, что стоило русским многих жизней.

В 6 часов утра 30 марта наступление на Париж началось с атаки селения Пантен в центре русским 2-м пехотным корпусом принца Евгения Вюртембергского. Одновременно войска генерала Н. Раевского с 1-м пехотным корпусом и кавалерией П. Палена, пошли на штурм высот Роменвиля. Французы ответили сильной контратакой на Пантен, так что Е. Вюртембергский, потеряв только убитыми до полутора тысяч, запросил подкреплений. Барклай-де-Толли послал две дивизии 3-го гренадерского корпуса, которые помогли переломить ход боя. Французы отступили от Пантена и Роменвиля к селению и возвышенности Бельвиль, где могли рассчитывать на прикрытие сильных артиллерийских батарей. Барклай-де-Толли приостановил продвижение, ожидая вступления в дело Силезской армии Блюхера и войск кронпринца Вюртембергского, которые запоздали из-за непредвиденного форсирования канала Урк не нанесённого на карты.

В 11 часов утра Блюхер смог атаковать левый фланг французской обороны. К укреплениям в селении Лавилет выдвинулись прусские корпуса Йорка и Клейста с корпусом М. Воронцова, русский корпус А. Ланжерона пошёл на хорошо укреплённый Монмартр — господствующую возвышенность над Парижем. Наблюдая с Монмартра превосходство вражеских сил, Жозеф Бонапарт предусмотрительно покинул поле боя, а затем и вовсе сбежал из Парижа, оставив Мармону и Мортье полномочия для сдачи столицы ради спасения города.

В 13 часов колонна кронпринца Вюртембергского переправилась через реку Марна, прошла через Венсенский лес и, захватив селение Шарантон, атаковала крайне правый фланг французской обороны с востока. Барклай возобновил наступление в центре, и вскоре взял Бельвиль. Пруссаки Блюхера выбили французов из Лавилета. На всех направлениях союзники вышли непосредственно к кварталам Парижа. В течение 18 (30) марта союзная армия заняла все пригороды французской столицы. На захваченных высотах были установлены орудия, стволы которых смотрели на столицу Франции.

Желая спасти многотысячный город от бомбардировки и уличных боёв, командующий правым флангом обороны маршал Мармон к 5 часам дня отправил парламентёра к русскому императору. Александр I ответил, что прикажет остановить сражение, если Париж будет сдан: «иначе к вечеру не узнают места, где была столица». Несмотря на такую жесткость, хочется отметить, что когда русские войска ещё только вступили на территорию Франции, государь издал приказ, обязывающий русских солдат щадить безоружных врагов, не допускать мародерства и жестокого отношения к населению. Этот приказ строго выполнялся.

Прежде чем условия капитуляции были согласованы, генерал Александр Ланжерон (французский аристократ на службе российской короны) в ходе кровопролитного штурма овладел Монмартром. Подобного боя Александр Фёдорович по его словам, не видел со времен взятия Измаила. В результате командующий левым флангом французской обороны маршал Мортье также согласился на сдачу столицы.

Капитуляция Парижа была подписана в 2 часа ночи 31 марта в селении Лавилет. К 7 часам утра, по условию соглашения, французская регулярная армия покинула Париж. В полдень 31 марта 1814 года части союзной армии (главным образом русская и прусская гвардия) во главе с императором Александром I триумфально вступили в столицу Франции. В последний раз войска противника (английские) вступали в Париж в XV веке во время Столетней войны.

Поэт Константин Батюшков, служивший адъютантом у генерала Раевского, свидетельствовал: «раненые русские офицеры проходили мимо нас и поздравляли с победой: «Слава богу! Мы увидели Париж с шпагою в руках! Мы отмстили за Москву!» — повторяли солдаты, перевязывая раны свои». Однако русские оказались великодушными, и мстить за московский пожар 1812 г. не стали.

Союзников встречали не как оккупантов. Когда войска следовали по улицам Парижа, вдоль их пути стояли толпы празднично одетого народа, кричавшего Александру «избавитель!» Из окон и с крыш домов парижане махали белыми платками, было всеобщее ликование. Столица оглашалась звуками Преображенского марша и криками ура. Выступая перед представителями Парижа, Александр I сказал: «Не воздам злом ни Франции, ни французам, единственный мой враг – Наполеон». Между победителями и побежденными вскоре установились вполне дружеские отношения, особенно после того, как наши солдаты – «дикие азиаты» – решительно пресекли все попытки австрийцев грабить местное население. Да и француженки были в восторге от русских гвардейцев и казаков.

Из воспоминаний офицера — артиллериста И. Радожицкого: « Французы… едва верили, чтобы русские могли говорить с ними их языком… Парижане, воображая русских, по описанию своих патриотов, варварами, питающимися человеческим мясом, а казаков — бородатыми циклопами, чрезвычайно удивлялись, увидевши российскую гвардию и в ней красавцев-офицеров, щеголей, не уступающих как в ловкости, так и в гибкости языка и степени образования первейшим парижским франтам».

После триумфального вступления русских войск во французскую столицу, состоялся торжественный парад. Император Александр въехал в Париж во главе свиты из тысячи генералов и офицеров. В тот день под его седлом была лошадь по кличке Эклипс, некогда подаренная ему Наполеоном.

Интересно, что в Париже, на Вандомской площади, стояла одноименная колонна. Она была сооружена в 1806 -1810 гг. в честь побед, одержанных Наполеоном, и сделана из бронзы перелитых трофейных неприятельских пушек. Ее высота равнялась 43,5 метра. Она была увенчана статуей Наполеона. Союзники, статую убрали. Александр I, объезжая Париж, побывал и на Вандомской площади. Взглянув наверх опустевшей колонны, он сказал: «У меня закружилась бы голова на такой высоте».

В 1830-1834 гг., уже после смерти Александра I, повелением его брата императора Николая I в Петербурге на Дворцовой площади архитектором Огюстом Монферраном была воздвигнута колонна, названная Александровской или же Александрийским столпом. Ее высота была на 4 метра больше Вандомской. Правда, на верху колонны стояла не статуя Александра I, а ангел с крестом работы скульптора Б.Орловского «6100 русских — за спокойствие Европы».

Новости Севастополя

Взятие Парижа стало завершающим сражением кампании 1814 г. Европа, измученная непрерывными войнами наполеоновской эпохи, вздохнула с облегчением, наслаждаясь долгожданным миром, который ей принесла Россия, заплатив за него жизнью своих лучших сынов.

По данным историка М. Богдановича общие потери союзников составили более 8 тысяч, из них 6100 русских. Такое же число русских воинов (более 6 тысяч) выбывших из строя при взятии Парижа указано на 57-й стене галереи воинской славы Храма Христа Спасителя. Французские потери оцениваются историками в более чем 4 тысячи солдат. Союзники захватили 86 орудий на поле боя и ещё 72 орудия достались им после капитуляции города.

Решающая победа была щедро отмечена императором Александром I.

Главнокомандующий русскими войсками генерал Барклай-де-Толли получил чин фельдмаршала. 6 генералов удостоились ордена Св. Георгия 2-й степени. Высочайшая оценка, если учесть, что за победу в крупнейшем сражении Наполеоновских войн под Лейпцигом орден Св. Георгия 2-й степени получили 4 генерала, а за Бородинское сражение был удостоен только один генерал. Всего почти за 150 лет существования ордена (учреждён Екатериной II 26 ноября (7 декабря) 1769 г.) 2-ю степень вручали лишь 125 раз. Отличившийся при взятии Монмартра генерал от инфантерии Александр Ланжерон удостоился высшего ордена Св. Андрея Первозванного.

Наполеон узнал о капитуляции Парижа в Фонтенбло, где поджидал подхода своей отставшей армии. Он сразу же решил стянуть все имеющиеся войска для продолжения борьбы, однако под давлением маршалов, знавших истинные настроения населения и трезво оценивающих соотношение сил, 4 апреля 1814 года французский император отрёкся от трона.

10 апреля, уже после отречения Наполеона, на юге Франции произошло последнее сражение в этой войне. Англо-испанские войска под командованием герцога Веллингтона сделали попытку овладеть Тулузой, которая оборонялась маршалом Сультом. Тулуза стойко сражалась и капитулировала только после того, когда вести о сдаче Парижа достигли гарнизона города.

В мае был подписан мир, вернувший Францию в границы 1792 года и восстановивший там монархию. Эпоха Наполеоновских войн закончилась, ненадолго вспыхнув в 1815 году при знаменитом кратковременном возвращении Наполеона к власти.

Только 3 июня 1814 года русские войска сдали караулы французской национальной страже и со знаками отличия за взятие Парижа вернулись на родную землю с сознанием величия своей победы и своей Родины.

Владимир НЕСМЕЯНОВ

Севастопольское агентство новостей — Новости Севастополя

www.sannews.com.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ