Новости Севастополя

Севастополь новости, 10 мая

Сергея Сергеевича Рыбака мало кто не знает в Севастополе. Контр-адмирал, почетный председатель Севастопольского регионального отделения Всероссийской общественной организации ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов – уважаемый и умудренный жизнью человек. «Объектив» решил поинтересоваться его мнением относительно общественно-политической обстановки в Севастополе, сложившейся в последние годы.

– Сергей Сергеевич, ни для кого не секрет, что в последние три года между законодательной и исполнительной ветвями власти в городе регулярно происходят серьезные конфликты. Если начать с истоков, почему в свое время, на ваш взгляд, не удалось достигнуть компромисса Алексею Чалому и Сергею Меняйло?

– Два медведя в одной берлоге никогда не уживутся – тесно будет. Один другого должен будет выжить. Этим они и занимались.

– Вы говорите о силе характера, властности?

– О характере мне трудно говорить. В экономически вопросах Чалый был посильнее Меняйло, который, как известно, человек военный. Чалый жил в Севастополе, и знает его. Но у него свои интересы, и они стоят выше интересов города. Это интересы бизнеса – они и сейчас превалируют. Лично я не верю ни одному бизнесмену, который пробирается во власть: он никогда не будет ставить государственные интересы выше собственных.

Сергей Меняйло – толковый и порядочный человек, поэтому он и ушел из Севастополя с повышением (на должность полномочного представитель президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе, – прим. ред.).

Владимир Владимирович (Путин, — прим. ред.) решил мудро: раз уж назрела такая обстановка, то нужно ее разрядить. И поставил нового руководителя исполнительной власти Севастополя – молодого и перспективного. Так он сделает во многих регионах.

Но то, что было у Чалого с Меняло, обязательно повторится вновь. Уже сейчас чувствуется начало борьбы между двумя ветвями власти. Причем, поскольку дело идет к выборам (губернатора Севастополя, – прим. ред.), политическая обстановка будет накаляться.

– Почему уже после ухода Сергея Меняйло и смены состава правительства у «группы Чалого» продолжается конфликт с исполнительной властью?

– Алексей Михайлович (Чалый, — прим. ред.) не хочет брать на себя ответственность за город. Еще перед референдумом в марте 2014-го года мы собирали ветеранский актив в Севастопольском центре культуры и искусств. Там присутствовали и Алексей Чалый, и Дмитрий Белик. Чалому предлагали возглавить город, и мы обещали ему поддержку ветеранов, но тот отказался. Как потом отказался быть и председателем законодательного собрания. Чалый решает экономические вопросы. У него другие интересы.

– Сейчас он открыто лоббирует проект «EnergyNET», на реализацию которого выделены колоссальные государственные средства – 8 млрд. рублей. Насколько, по вашему мнению, оправданы такие вложения?

– Я старался изучить этот проект, насколько смог, и не нашел в нем возможности приложения к нашим практическим севастопольским делам. Генплан, в частности, предлагает конкретные вещи: развитие судоремонта, сельского хозяйства (40% земель все еще пустует, и не приносит дохода), строительство технопарков, туристических комплексов, торгового порта и других объектов инфраструктуры. И я вижу реальную возможность развивать город, совершенствуя то, что есть. Но я не понимаю привязки проекта Алексея Чалого к Севастополю. Может быть, это не подвластно именно моему пониманию: какую практическую пользу мы извлечем? Я согласен с необходимостью совершенствования систем энергетики, как движения по пути прогресса в целом – весь мир работает над сокращением потребления ресурсов, борется с излишними затратами на производстве. Ничего нового. И если польза для общества «EnergyNET» только в этом, то оно не стоит стольких миллиардов рублей. И без работающих предприятий в Севастополе, о какой экономии идет речь?

– Зачем тогда было выделять такие большие деньги?

– Этого я объяснить не могу.

– Как, на ваш взгляд, будут в дальнейшем развиваться отношения между Алексеем Чалым и Дмитрием Овсянниковым?

– Что они будут держать в душе относительно друг друга, мне трудно сказать. Но внешне будут демонстрировать, что работают вместе.

– То есть откажутся от открытого конфликта?

– Открыто конфликтовать им не позволит Владимир Владимирович (Путин, – прим. ред.), который недавно акцентировал внимание на необходимости заняться Севастополем – не Крымом, а именно Севастополем.

– И сейчас в вопросах развития города мнения депутатов из «команды Чалого» и Дмитрия Овсянникова расходятся. Например, в отношении генерального плана.

– Я могу сказать, что генплан, в принципе, хороший. Хоть он и сделан москвичами. Они много кого привлекали к работе. Даже меня в разделе развития сельского хозяйства (я знаю севастопольские совхозы как свои пять пальцев, долгое время с ними работал). Критиковать можно что угодно и кого угодно.

– После недавнего выступления врио губернатора в заксобрании, его подвергли критике за «амнистирование» новостроек. Например, депутаты Кажанов и Горелов, которые привыкли пугать словом «застройщик» маленьких детей. Почему такое неприятие развития градостроительной отрасли?

– Ну, не против всех застройщиков в городе они выступают. Они не трогают тех, которые согласовывают вопросы лично с ними. А с другими не находят общего языка.

А «амнистирование» уже существующих новостроек – это очень мудрое решение. Я знаю дома, которые стоят не один год, но люди боятся туда заселяться.

Депутаты ставят вопрос так: при Украине все раздали, сейчас мы все вернем городу. Но это напоминает определенную форму «работы» – демонстрировать бурную деятельность, по принципу «шумят – и хорошо». Но ведь происходит совершенно другое. Под это пытаются отобрать участки у простых севастопольцев. Из сотен земельных дел, которые рассматриваются сейчас в судах, в 95% случаев речь идет о рядовых горожанах, которые хотели бы сажать картошку, а не строить гостиницы. Это, в том числе, и ветераны. У нас 54 тысячи севастопольцев получают пенсию меньше десяти тысяч рублей. И отберут землю, в том числе, у них, у тех, кто на своем участке смог какую-то «хибару» построить. Когда, выделяя землю «при Украине», кто-то нарушал закон, то стоило бы найти тех людей и наказать. При чем здесь рядовые горожане?!

– Раз уж зашла речь об «украинском периоде». Властные кабинеты в городе на всех уровнях буквально заполнили приезжие специалисты. Прежних специалистов буквально выживают на всех уровнях, на них вешаются ярлыки с достаточно презрительной интонацией — «бывшие». Как вы думаете, их намерено не допускают к управлению городом?

– Я сам себе не могу ответить на этот вопрос. У нас в городе около шестисот докторов наук и полутора тысяч кандидатов. Это на количество населения меньше, чем полмиллиона человек. Такого мощного научного потенциала трудно найти где-либо в России.

Наверное, это государственная политика. В Крыму есть Сергей Аксенов и Владимир Константинов. А когда Алексей Чалый отказался возглавить город, видимо, так решено было действовать. Ведь получилось, что мы сами не смогли найти достойного и достаточно авторитетного человека, чтобы поставить его во главе Севастополя. Сергей Меняйло здесь оказался, потому что он четыре города был замом командующего Черноморского Флота.

– Почти «наш»?

– Да, почти.

– Могут ли быть негативные последствия из-за того, что действующая исполнительная власть сформирована исключительно из приезжих людей?

– Горожанам не понятно, почему так получилось. И мне не очень понятно. Я бы принял главу города, несколько его заместителей. Но почему все ключевые позиции в Севастополе заняты людьми из других регионов? Не знаю.

– Это может привести к общественному противостоянию?

– Оно уже есть, но тихое – в уличный протест, конечно, не выливается. Однако люди постоянно обсуждают этот вопрос между собой.

– И как долго это недовольство, на ваш взгляд, будет оставаться тихим?

– Всякий нарыв рано или поздно обязательно прорывает.

Севастопольское агентство новостей — Новости Севастополя

www.sannews.com.ua

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ