Месяц назад Кабинет министров назначил двух новых заместителей министра энергетики – Максима Немчинова и Александра Зорина.

Оба в угольной отрасли – люди с именем. Немчинов занимался углепромом на разных должностях в Министерстве энергетики, а Зорин возглавлял госпредприятие «Волыньуголь» и комиссию по реорганизации ГП «Мирноградуголь».

Исполняющая обязанности министра энергетики Ольга Буславец, комментируя новые назначения, была немногословна. По ее словам, один из новых замов будет отвечать за операционную деятельность, второй займется вопросами реформирования отрасли.

По информации OilPoint, полномочия Зорина и Немчинова распределились следующим образом: на первого возложили функции главного замминистра «по углю», который будет заниматься операционной деятельностью отрасли.

Немчинов, в свою очередь, будет отвечать за стратегию – приватизацию и ликвидацию гос шахт, но также займется некоторыми вопросами нефтегазовой отрасли.

Но главное в этой истории то, что после полугодичного перерыва угольная отрасль снова получила «профильного» замминистра. И даже несмотря на то, что после назначения Зорина и Немчинова прошло менее месяца, с программой действия на ближайший период в ведомстве уже определились.

И тут рука «Привата»

В СМИ публиковалось несколько версий о том, кто же привел Зорина в Министерство энергетики.

Большинство склонялось к выводу, что новый «угольный» замминистра, работая в «Волыньуголь» и «Мирноградуголь» в 2016-2019 годах, выстроил теплые отношения с собственниками «Донбассэнерго» Эдуардом Бондаренко и Максимом Ефимовым, которые через Буславец и пролоббировали назначение Зорина в Министерство.

Вторая версия касалась связей Зорина с группой «Приват» — предполагается, что в октябре 2019 года его назначили главой комиссии по реорганизации «Мирноградугля» по протекции тогдашнего главы департамента угольной промышленности Минэнерго Александра Владыченко, которому, в свою очередь, приписывают работу в интересах Игоря Коломойского.

Собеседники OilPoint в Министерстве энергетики утверждают, что ни о какой дружбе между Зориным и руководством «Донбассэнерго» речь не идет. А самого Зорина в заместители Буславец рекомендовал Офис Президента.

Как утверждает собеседник OilPoint в Минэнерго, в первый месяц от него не исходило предложений, за которыми просматривался интерес частных бизнес-групп. Даже наоборот – несколько предложений, касающихся угольной отрасли, были поддержаны и другими замами, и и.о. министра.

Тем не менее, позиции нынешних кураторов «Донбассэнерго» в Минэнерго тоже сильны. По данным источников OilPoint, у Буславец давно сложились хорошие отношения с одним из бенефициаров «Донбассэнерго» — Эдуардом Бондаренко.

Следствием этого контакта стало то, что Минэнерго фактически отказалось от исходных планов по восстановлению контроля над имуществом государственной шахты «Новогродовская 1-3».

А это в свою очередь привело к тому, что одноименное ООО «Новогродовская 1-3», добывающее уголь на мощностях госшахты, и принадлежащее совладельцам «Донбассэнерго», теперь может стать основным стабильным поставщиком угля подчиненной этой энергокомпании Славянской ТЭС.

Продать или закрыть госшахты – решит рынок

Решение проблем собственников «Донбассэнерго» не станет единичным случаем. Исходя из прошлого опыта Зорина, напрашивается вывод: в его лице угольная отрасль получила человека, который может выстраивать баланс взаимоотношений между разными группами влияния.

После назначения «угольных» замов, в Министерстве энергетики в очередной раз скорректировали свои планы по госшахтам.

Если же премьер-министр Денис Шмыгаль не рисковал прямо заявлять о планах закрытия неликвидных угольных предприятий, акцентировав внимание на развитии зависящих от шахт регионов, то Буславец в своих заявлениях не была столь осторожной.

20 июля исполняющая обязанности главы Минэнерго подтвердила, что разработанная ведомством программа развития угольных регионов действительно предусматривает поэтапное закрытие угледобывающих предприятий.

Подробнее о том, какие шахты будут закрывать в первую очередь, и.о. министра не сообщила, однако, источник OilPoint в Министерстве энергетики утверждает, что план уже есть и в течение двух недель его презентуют вышестоящим органам власти.

Эта программа предусматривает деление угледобывающих предприятий на три группы.

Первая – перспективные шахты, уголь с которых сжигает «Центрэнерго». Речь идет о шахтах, входящих в госпредприятия «Добропольеуголь» (5 шахт которого находятся в аренде у ДТЭК), и о некоторых шахтах предприятия «Львовуголь».

В планах Минэнерго выставить эти шахты на приватизацию, которая, в свою очередь, будет зависеть от того, как будет происходить приватизация «Центрэнерго». Рассматривается вариант, при котором эти предприятия пойдут в довесок к «Центрэнерго». Модель приватизации этих шахт определит Фонд госимущества.

Вторая группа – шахты, добывающие уголь двойного назначения (металлургического и энергетического). Речь идет о шахтах «Южнодонбасское», им. Сургая, «Центральной».

И третья группа – убыточные шахты, финансирование которых накладно для государства. Это шахта «5-6» из объединения «Мирноградуголь», и шахты «Надия» и «Великомостовская» (обе входят в структуру «Львовугля» — Ред.).

Все шахты второй и третьей группы в Министерстве энергетики тоже планируют выставить на приватизацию, но это чистый формализм: все понимают, что покупателей на 90% активов не найдется, а значит их придется ликвидировать.

Тем не менее, логика в этих действиях есть: выставляя неликвидные шахты на продажу, в Министерстве пытаются оградить себя от возможной критики, которая будет вызвана закрытием шахт.

Таким образом, необходимость их закрытия будет выглядеть не как инициатива отдельно взятого чиновника из министерства, а как продиктованное ситуацией решение.

Начинаем: первое задание — подружить «Центрэнерго» и ДТЭК

Тем не менее, процесс приватизации, а затем ликвидации госшахт – это надолго. А новоиспеченным «угольным» заместителям министра нужно будет решать текущие вопросы – куда продать уголь государственных шахт, как его обогатить и чем наполнить энергоблоки «Центрэнерго».

Решение последнего вопроса вроде бы найдено – согласно рекомендациям Минэнерго, государственные энергетические предприятия должны использовать украинский уголь: либо госшахт, либо частных производителей в лице ДТЭК и остальных.

Но, по информации OilPoint, несмотря на подписанный между ДТЭК и «Центрэнерго» контракт и поставку первой партии угля на 80 с лишним миллионов гривен, государственная компания отказалась перечислять средства на счета холдинга Рината Ахметова.

Реакция последних, учитывая требование 100%-й предоплаты, была ожидаемой – в ДТЭК приняли решение остановить отгрузку угля на государственные теплоэлектростанции.

И разрешение этого конфликта – первый вызов для новой «угольной» команды Минэнерго.